Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года"

Бюллетень Евро Суда по правам человека
Русское издание
N 1/2010


Редакционная: нужные пояснения и короткие замечания


То, чего так длительно ожидал Совет Европы, свершилось:
Наша родина ратифицировала Протокол N 14

Пятнадцатого января, на 2-ой денек открывшейся Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" вешней (2010 года) сессии, Муниципальная Дума, говоря протокольным языком, приняла федеральный закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и главных свобод, вносящего конфигурации в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года". "За Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года"" проголосовали депутаты фракций "Единая Наша родина", ЛДПР и "Справедливая Наша родина", "против" - КПРФ. 27 января, в 1-ый же денек вешней сессии, закон о ратификации одобрил Совет Федерации, и для вступления его в силу Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" остается подписать его Президентом, за которым, судя по развитию событий, дело не станет.

Совет Европы весть о ратификации Протокола N 14 повстречал дипломатически сдержанно. "Ратификация будет, непременно, способствовать реформе судебной системы, проводимой русскими Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" властями, они могут рассчитывать на нашу полную поддержку тут. Присоединяясь к другим 46 государствам - членам Организации, Наша родина отправляет ясный сигнал о собственной приверженности европейским ценностям", - заявил Генеральный секретарь Совета Европы Турбьерн Ягланд.

"Мы Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" приветствуем ратификацию Гос Думой Русской Федерации Протокола N 14. Это решение открывает путь для его вступления в силу. Усовершенствования, вносимые таким макаром в контрольный механизм Конвенции, будут содействовать предстоящему укреплению защиты Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" главных прав всех лиц, подпадающих под юриспунденцию 47 стран - членов Совета Европы", - заявили председатели Комитета министров Мишлин Кальми-Рей и Парламентской ассамблеи Луис Мария де Путч.

Жан-Поль Коста, председатель Евро Суда по Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" правам человека, приветствовал решение Гос Думы Русской Федерации одобрить проект закона о ратификации Протокола N 14. Он с ублажение заявил, что этот документ окажется полезным всем странам Совета Европы.

В нашей же Гос Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" Думе и Совете Федерации по этому поводу царствовали "ура-патриотические" настроения. Напомним, что в декабре 2006 года большая часть депутатов проголосовали против ратификации Протокола N 14. Спустя три года, в 2009, Госдума приняла заявление, в каком русские Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" депутаты растолковали Европе, что конкретно их не устраивает в Протоколе N 14. Во-1-х, это предоставление комитетам из 3-х европейских арбитров, депутаты нарекли их катастрофически известными из нашей истории "тройками Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года"", права выносить решение по существу дела без неотклонимого роли в комитете судьи от государства-ответчика. Во-2-х, возможность проведения расследования в государстве-ответчике на стадии, предыдущей установлению приемлемости самой жалобы для судебного разбирательства Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года". В-3-х, в конце концов, это расширяющая трактовка функций и самого Евро Суда, и Комитета министров Совета Европы в части контроля за исполнением вынесенных трибуналом решений.

Длительных четыре года, как говорят Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" некие депутаты и сенаторы, велись переговоры с Советом Европы, исписаны килограммы бумаги, затрачены средства на резвую почту и командировочные расходы. И вот, она, победа! "Нам, в отличие от других государств - членов Совета Европы, особо Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" серьезно пошли навстречу", - заявил депутат от "Единой Рф" Дмитрий Вяткин (цитируем по "Русской газете" N 5086 (7) от 18 января 2010 г.). Ему вторит сенатор Валерий Федоров: "В процессе долгих переговоров и тщательной работы нам удалось отстоять Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" свою позицию. Удалось достигнуть того, чтоб государственная правовая система имела ценность при решении вопросов в рамках страсбургского суда" (цитируем по "Интерфаксу).

Смеем сделать возражение господам-законодателям: нам не то что "серьезно", а Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" вообщем не пошли навстречу. После четырехлетних переговоров русских депутатов с Советом Европы в Протоколе N 14 не изменено ни слова, ни запятой. Нам просто длительно и упрямо объясняли то, что другим 46 странам Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" стало понятно сходу.

Самое время привести суждение судьи Евро Суда по правам человека, избранного от Русской Федерации, доктора Анатолия Ивановича Ковлера, опубликованное в "Коммерсанте" в связи с ратификацией Россией Протокола Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" N 14: "Революции в отношениях Рф и Совета Европы нет совсем - ни о каких уступках речь не идет: протокол ратифицирован точно в том виде, в каком его подписали 46 государств. Россию удовлетворило объяснение смысла Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" спорных статей протокола, которое по требованию Комитета министров Совета Европы отдал Европейский Трибунал по правам человека. Объяснительная записка была ориентирована 6 ноября прошедшего года секретарем-канцлером Евро Суда председателю Комитета министров Совета Европы Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года". В этом документе, который получили и МИД РФ, и депутаты, протокол разъясняется применительно ко всем без исключения участникам. Там обозначено, что не только лишь русский арбитр, да и представитель хоть какого государства-ответчика вправе Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" находиться при рассмотрении вопроса о приемлемости жалобы, как это предвидено ст. 28 Конвенции о защите прав человека и главных свобод в новейшей редакции. А вопросы выполнения решений Евро Суда остаются предметом диалога Комитета министров Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" с каждым государством - членом Совета Европы".

И последнее. Напомним, что за Гос Думой перед Советом Европы остается очередной должок - Протокол N 6 к европейской Конвенции, запрещающий смертную казнь в мирное Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" время. Наша родина остается единственной государством - членом Совета Европы, не ратифицировавшей этот протокол. Может быть, депутаты, когда им уже некуда будет деваться, тоже уповают отговориться, как и в случае с Протоколом N 14 - "нам, в отличие Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" от других государств - членов Совета Европы, особо серьезно пошли навстречу". Почетаемые господа-законодатели, не возлагайте надежды: для Совета Европы принципы защиты прав человека и главных свобод - святое дело!

^ По жалобам о нарушении Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" статьи 2 Конвенции


Вопрос о соблюдении права на жизнь


Вопрос о соблюдении государством собственных положительных обязанностей

По делу обжалуется смерть демонстранта во время операции по поддержанию публичного порядка на саммите "большой Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" восьмерки". По делу требования статьи 2 Конвенции нарушены не были.

^ Джулиани и Гаджо против Италии
[Giuliani and Gaggio v. Italy] (N 23458/02)

Постановление от 25 августа 2009 г. [вынесено IV Секцией]


(См. ниже изложение событий данного дела.)

^ Вопрос о Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" соблюдении государством собственных положительных обязанностей


Вопрос об действенном расследовании

По делу обжалуется уклонение от проведения действенного расследования судьбы греков-киприотов, безвестно отсутствующих с времен турецких военных операций на севере Кипра в 1974 году Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года". По делу допущено нарушение требований статьи 2 Конвенции.

^ Варнава и другие против Турции
[Varnava and Others v. Turkey] (N 16064/90 и другие)

Постановление от 18 сентября 2009 г. [вынесено Большой Палатой]


Происшествия дела


Заявители - родственники 9 кипрских людей, исчезнувших Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" во время турецких военных операций на севере Кипра в июле и августе 1974 г. Происшествия дела оспаривались сторонами. Восемь из их являлись военнослужащими, и подразумевается, что они пропали после пленения и заключения Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" под стражу турецкими вооруженными силами. Очевидцы говорят, что лицезрели их в турецких кутузках в 1974 году, и некие из этих людей были идентифицированы семьями по фотографиям, размещенным в греческой прессе. Турецкое Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" государство-ответчик опровергает, что заявители были захвачены в плен турецкими силами, и говорят, что они погибли в боевых действиях во время конфликта. Девятый пропавший, г-н Хаджипантели, являлся банковским служащим. Заявители подразумевают, что он в Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" числе других лиц был захвачен турецкими силами для допроса в августе 1974 г., после этого пропал. Его останки были обнаружены в 2007 году благодаря деятельности Комитета ООН по пропавшим без вести (CMP Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года"). CMP был учрежден в 1981 году с целью составления полных списков безвестно отсутствующих лиц с обеих сторон конфликта и определения того, живые они либо погибли. Он не имеет возможностей для установления ответственности либо выводов о Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" причине погибели. Останки г-на Хаджипантели были эксгумированы из братской могилы близ поселения турок-киприотов. В медицинском свидетельстве отмечены пулевые ранения в голову и правую руку, также рана на правом бедре Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года". Турецкое государство-ответчик опровергало факт его задержания, ссылаясь на то, что его имя отсутствовало в перечне греков-киприотов, содержавшихся в предполагаемом месте лишения свободы, которое посещал Интернациональный Красноватый Крест (МКК Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года").

Постановлением Палаты от 10 января 2008 г. (см. "Информационный бюллетень по прецедентной практике Евро Суда по правам человека" [Information Note on the Case-law of European Court of Human Rights] N 104*  (* "Информационный бюллетень по прецедентной Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" практике Евро Суда по правам человека" [Information Note on the Case-law of European Court of Human Rights] N 104 соответствует "Бюллетеню Евро Суда по правам человека" N 7/2008.)) Европейский Трибунал установил, что имели Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" место длящееся процессуальное нарушение статей 2 и 5 Конвенции и нарушение статьи 3 Конвенции. Он не установил нарушения статьи 5 Конвенции в процессуальном нюансе.


^ Вопросы права


(a) Подготовительные возражения. Государство-ответчик оспаривало юриспунденцию Евро Суда для Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" рассмотрения данного дела по последующим основаниям. Во-1-х, оно указывало, что отсутствовал правовой энтузиазм в рассмотрении жалоб, так как Европейский Трибунал уже разрешил вопрос об исчезновениях безвестно отсутствующих греков-киприотов в четвертом межгосударственном деле Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" (Постановление Большой Палаты от 10 мая 2001 г. по делу "Кипр против Турции" [Cyprus v. Turkey], жалоба N 25781/94, "Информационный бюллетень по прецедентной практике Евро Суда по правам человека" N 30). Во-2-х, жалобы выходят за границы Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" временной юрисдикции Евро Суда, так как безвестно отсутствующие должны считаться погибшими за длительное время до признания Турцией права на воззвание в Европейский Трибунал, имевшего место 28 января 1987 г., и обособленное процессуальное обязательство Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года", не связанное с фактическими основаниями жалобы, не может появиться. В любом случае процессуальное обязательство на основании статей 2 и 3 Конвенции является новым развитием практики и не может рассматриваться как связывающее страны ранее. В Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" конце концов жалобы были поданы 25 января 1990 г., более чем шесть месяцев спустя признания Турцией права на воззвание в Европейский Трибунал, и, как следует, поданы за пределами срока.

(i) Правовой энтузиазм. Для целей Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" подпункта "b" пункта 2 статьи 35 Конвенции жалоба является "по существу аналогичной" той, которая уже подверглась рассмотрению Европейским Трибуналом, если она затрагивает не только лишь подобные факты, да и подана теми же лицами. Таким Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" макаром, межгосударственная жалоба не лишает заявителей предъявить либо поддерживать собственные требования. Что касается вопроса о том, требуют ли жалобы исключения из перечня дел, подлежащих рассмотрению Европейским Трибуналом, в согласовании с подпунктом Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" "с" пункта 1 статьи 37 Конвенции, выводы по четвертому межгосударственному делу не уточняют, в отношении каких безвестно отсутствующих лиц они изготовлены. Не считая того, в отношении личных жалоб Европейский Трибунал обладает правом присуждения справедливой компенсации заявителям Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" и указания на общие меры в согласовании со статьей 46 Конвенции. Таким макаром, в продолжение рассмотрения жалоб сохраняется правовой энтузиазм.


Постановление


Предварительное возражение отклонено (вынесено 16 голосами "за" и одним - "против").

(ii) Временная Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" юриспунденуия. Процессуальное обязательство проведения расследования смерти в согласовании со статьей 2 Конвенции развилось в обособленную и автономную обязанность и может рассматриваться как "отделяемое обязательство", способное связывать правительство, даже если смерть имела место до вступления в Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" силу Конвенции (см. Постановление Большой Палаты от 9 апреля 2009 г. по делу "Шилих против Словении" [Cilih v. Slovenia], жалоба N 71463/01, "Информационный бюллетень по прецедентной практике Евро Суда по правам человека Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года"" N 118*  (* "Информационный бюллетень по прецедентной практике Евро Суда по правам человека" [Information Note on the Case-law of European Court of Human Rights] N 118 соответствует "Бюллетеню Евро Суда по правам человека" N 9/2009.)). Несущественно Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года", что процессуальное обязательство развилось в прецедентной практике Евро Суда после признания Турцией права на воззвание в Европейский Трибунал, так как прецедентная практика является средством объяснения ранее существовавших текстов, и запрет придания Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" оборотной силы не применим к ней в том же порядке, что и к законодательным актам.

Что касается резона о том, что безвестно отсутствующие лица должны были считаться погибшими за длительное время до появления временной Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" юрисдикции в 1987 году, Европейский Трибунал различает фактическую презумпцию и вытекающие из нее правовые последствия. Процессуальное обязательство расследовать исчезновения при угрожающих жизни обстоятельствах чуть ли могло закончиться с обнаружением тела либо с Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" презумпцией погибели, так как обязанность расследовать исчезновение и погибель и установить и привлечь к ответственности хоть какое лицо, совершившее нелегальные деяния, обычно, сохраняется. Соответственно, даже если истечение 34-летнего срока в отсутствие каких-то Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" сведений может создавать убедительное косвенное подтверждение причинения погибели, это не избавляет процессуальное обязательство по расследованию.

Не считая того, следует различать обязанность расследования подозрительной погибели и обязанность расследования подозрительного исчезновения. Исчезновение представляет собой особенное Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" явление, характеризующееся длящейся ситуацией неопределенности и безответственности, в каком отсутствует информация либо даже имеется сознательное сокрытие и запутывание событий происшествия. Оно не является "моментальным" актом либо событием; длящуюся ситуацию порождает Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" дополнительный отличительный признак следующего отсутствия разъяснения места нахождения либо судьбы безвестно отсутствующего, при этом процессуальное обязательство потенциально сохраняется, пока судьба безвестно отсутствующего не выяснена, даже если он считается погибшим. В этой связи требование Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" о приближенности погибели и следственных мер к дате вступления в силу Конвенции (см. Постановление Большой Палаты по делу "Шилих против Словении") применяется исключительно в контексте убийств либо подозрительных смертей.


Постановление


Предварительное возражение Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" отклонено (вынесено 16 голосами "за" и одним - "против").

(iii) Правило шестимесячного срока. Заявители по делам об исчезновениях должны представить подтверждения определенной старательности и инициативы и подавать жалобы без неоправданной просрочки. Хотя эталон Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" безотлагательности, ожидаемой от родственников, не может быть очень серьезным с учетом серьезности злодеяний, связанных с исчезновением, жалобы могут быть отклонены при наличии лишней либо не поддающейся объяснению просрочки со стороны заявителей, которые сознавали Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" либо должны были сознавать, что расследование не начато либо бездействует либо отличается неэффективностью, и что отсутствует конкретная и настоящая перспектива действенного расследования в дальнейшем. Наступил ли этот шаг, находится в зависимости от событий Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" определенного дела.

При исключительных обстоятельствах реального дела, которое затрагивает интернациональный конфликт, при котором обыденные следственные процедуры были недосягаемы, со стороны заявителей было уместно ждать результата инициатив правительства и ООН, так как они могли Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" повлечь меры по осмотру узнаваемых мест массовых захоронений и сделать базу для последующих действий. В связи с тем, что к концу 1990 года должно было стать естественным, что эти процессы не дают Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" реальной надежды на фуррор в обнаружении тел либо установлении судьбы их родственников в ближнем будущем, заявители обратились в Европейский Трибунал в январе этого года. Соответственно, при особенных обстоятельствах дела они действовали с Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" разумной безотлагательностью.


Постановление


Предварительное возражение отклонено (вынесено 15 голосами "за" и 2-мя - "против").

(b) Существо жалобы. По поводу соблюдения статьи 2 Конвенции. Европейский Трибунал признает, что в деле имеются, по последней мере, доказуемые данные о Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" том, что безвестно отсутствующих в последний раз лицезрели в районах, которые находились под контролем турецких вооруженных сил либо должны были перейти под таковой контроль. Погибли они либо попали в плен Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года", их судьба как и раньше просит объяснения. Статья 2 Конвенции должна, как это может быть, толковаться с учетом общих принципов интернационального права, в том числе норм интернационального гуманитарного права, которые играют бесценную и общепризнанную роль в Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" смягчении беспощадности и бесчеловечности вооруженных конфликтов. В зоне интернационального конфликта государства-участники связаны обязательством защиты жизни тех, кто не участвует либо уже не участвует в военных действиях. Это обязательство также Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" распространяется на оказание мед помощи раненым и соответствующее воззвание с останками и предоставление инфы о личности и судьбе соответственных лиц. Государство-ответчик не представило доказательств либо убедительных разъяснений в ответ на Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" данные заявителей о том, что безвестно отсутствующие пропали в районах, находившихся под исключительным контролем последнего. Так как исчезновения имели место при угрожающих жизни обстоятельствах там, где ведение военных действий сопровождалось широкомасштабными арестами и убийствами Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года", статья 2 Конвенции ложит на государство-ответчика длящееся обязательство представить разъяснения по поводу места нахождения и судьбы безвестно отсутствующих.

Что касается вопроса о соблюдения этого обязательства, Европейский Трибунал вполне признает значение продолжающихся Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" эксгумаций CMP и опознания останков и доверяет работе, проделанной для получения инфы и возвращения останков родственникам. Но он отмечает, что, хотя работа CMP является принципиальным первым шагом процесса расследования, она не является достаточной для Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" выполнения обязательства государства-ответчика по проведению действенного расследования исходя из убеждений статьи 2 Конвенции. Судя по материалам, предоставленным в отношении 1-го из безвестно отсутствующих, Хаджипантели, процедура опознания останков сводилась к выдаче мед справки Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" о погибели, в какой коротко указывались травмы, повлекшие погибель. Таким макаром, отсутствовал доклад, анализирующий происшествия либо даже дату погибели, не проводились следственные деяния по установлению либо допросу очевидцев. Тем даже если Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" место нахождения тела было найдено, это не проливало достаточного света на происшествия смерти жертвы.

Признавая значимые трудности в сборе доказательств и исследовании дела по истечении настолько долгого срока после событий, Европейский Трибунал припоминает Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года", что действенное расследование должно быть способным повлечь определение того, была ли погибель причинена нелегально, и если да, привести к установлению и наказанию виноватых. Не имеется данных о том, что Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" CMP вышел за рамки собственных ограниченных возможностей, и никакой другой орган не учавствовал в определении фактов либо сборе и оценке доказательств для вербования виноватых к ответственности. Если расследование могло оказаться безрезультативным, таковой финал не Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" был неминуемым, и государство-ответчик не может быть освобождено от обязанности решать нужные усилия. Тот факт, что обе стороны конфликта могли предпочесть "политически чувствительный" подход, и что CMP с его Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" ограниченными возможностями являлся единственным решением, которое могло быть согласовано при посредничестве ООН, не имеет значения для внедрения Конвенции. Таким макаром, имело место длящееся уклонение от действенного расследования судьбы 9 безвестно отсутствующих лиц.


Постановление


По делу допущено Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" длящееся процессуальное нарушение требований статьи 2 Конвенции (вынесено 16 голосами "за" и одним - "против").

По поводу соблюдения статьи 3 Конвенции. Европейский Трибунал не находит оснований для отхода от вывода по четвертому межгосударственному делу о том Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года", что безразличие турецких властей по поводу обоснованной озабоченности заявителей относительно судьбы их пропавших родственников может рассматриваться только как беспощадное воззвание.


Постановление


По делу допущено длящееся нарушение требований статьи 3 Конвенции (вынесено 16 голосами "за Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года"" и одним - "против").

По поводу соблюдения статьи 5 Конвенции. По делу имелись доказуемые данные о том, что двоих из безвестно отсутствующих, которые были включены в списки МКК в качестве заключенных, лицезрели при обстоятельствах Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года", подпадающих под контроль турецких либо турецко-кипрских сил. Но турецкие власти не признали их заключение под стражу и не представили документальных доказательств, позволяющих проследить их перемещение. Хотя не имеется доказательств того Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года", что кто-нибудь из безвестно отсутствующих находился под стражей в период, относящийся к юрисдикции Евро Суда, турецкое государство-ответчик должно было обосновать, что провело действенное расследование доказуемой жалобы о том, что двое безвестно отсутствующих были Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" заключены под стражу и потом пропали. Вышеизложенные выводы Евро Суда в части нарушения статьи 2 Конвенции не оставляют сомнения в том, что власти не провели нужного расследования тут.


Постановление


По делу допущено Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" длящееся нарушение требований статьи 5 Конвенции в отношении двоих безвестно отсутствующих (вынесено 16 голосами "за" и одним - "против").


Компенсация


В порядке внедрения статьи 41 Конвенции Европейский Трибунал присудил выплатить каждому заявителю 12 000 евро в счет компенсации Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" причиненного морального вреда с учетом сурового нрава дела и десятилетий неопределенности, которую должны были претерпевать заявители. Европейский Трибунал разъяснил, что не применяет определенных ставок возмещения вреда по делам об исчезновениях, но управляется справедливостью Закон "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года", которая включает упругость и беспристрастное рассмотрение справедливого и разумного при всех обстоятельствах.



zakon-mechenogo-zakon-mechenogo-dmitrij-sillov-stranica-2.html
zakon-mechenogo-zakon-mechenogo-dmitrij-sillov-stranica-5.html
zakon-merfi-stranica-14.html