ЗАКОН О ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ

27 июля 2006 г. президент В. Путин подписал ранее одобренный обеими палатами закон № 152-ФЗ "О индивидуальных данных". Этот закон воспрещает разглашение "индивидуальных данных" о физических лицах муниципальными органами без письменного согласия на то физического лица.

Но закон сформулирован таким макаром, что просто поддается расширительному истолкованию: к примеру, что разглашать индивидуальные данные не имеют ЗАКОН О ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ права сми, социологи, политические аналитики, историки и т. д. При всем этом к индивидуальным данным, согласно буковке закона, относится неважно какая информация, касающаяся этого лица, в том числе имя, дата рождения, адресок, политические взоры и прочее.

На теоретическом уровне, цитируя какого-нибудь политического деятеля, предпринимателя либо хоть какого ЗАКОН О ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ остального ньюсмейкера, журналисты с этого момента должны получать письменное согласие человека на упоминание его имени.

Очевидно, этот закон неисполним в принципе, но, как и все неосуществимые законы, он позволяет использовать себя выборочно: ссылаясь на него, может быть воспрещать распространение нелестной инфы о политиках без письменного согласия на то самого политика ЗАКОН О ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ (к примеру, как голосовал депутат по вопросу о монетизации льгот либо отдаче Китаю речных островов в Хабаровском крае).

В 2006-2008 гг. закон в собственной потенциально репрессивной части не исполнялся ни журналистами, ни муниципальными органами.

СОЗДАНИЕ "РОССВЯЗЬОХРАНКУЛЬТУРЫ"

(МАРТ 2007 г.)

Если читатель считает, что труднопроизносимые сокращения непонятны только иноземцам, а русскими воспринимаются ЗАКОН О ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ как что-то естественное, он ошибается. Нет ничего более ненатурального, чем бессчетные сокращения длиннющих российских заглавий. Эта традиция - сокращать - зародилась в 1-ые послереволюционные годы, когда к власти пришли в целом безграмотные люди, революционеры-большевики, и в силу собственной общей необразованности придумывали длинноватые сложные наименования, а в силу собственной ЗАКОН О ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ неграмотности не могли их ни уяснить, ни, тем паче, написать. Тогда и появились сокращения, которые нельзя произнести ни на каком языке, в том числе и на российском; и которые нельзя уяснить никаким мозгом, в том числе и развитым.

12 марта 2007 г. президент Путин подписал указ, объединяющий две федеральные службы ЗАКОН О ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ - Росохранкультура и Россвязьнадзор - в единое ведомство: Федеральную службу по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследства (Россвязьохранкультура). Таким макаром, был сотворен новый регулятор: из 2-ух министерств (Минкультуры и Минсвязи) были выделены функции лицензирования и надзора в области СМИ и объединены в новейшую единую службу, подчиняющуюся впрямую премьеру.

27 марта ЗАКОН О ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ прошлый управляющий Росохранкультуры, прошлый сотрудник КГБ, офицер действующего резерва Борис Боярсков возглавил Россвязьохранкультуру.

Первым приметным деянием нового ведомства и его главы на поприще надзора за прессой стал в июле 2007 г. запрос в Генпрокуратуру по поводу публикации на веб-сайте газеты "КоммерсантЪ" стенограммы допроса Ахмеда Закаева. Следователи Генпрокуратуры ЗАКОН О ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ дискутировали с Закаевым в рамках русского расследования убийства бывшего офицера ФСБ Александра Литвиненко.

Б. Боярсков заподозрил "КоммерсантЪ" в разглашении загадок следствия. Кроме запроса в Гепрокуратуру, Россвязьохранкультура востребовала от головного редактора веб-сайта Павла Черникова не допускать "публикации материалов, способных привести к нарушению действующего законодательства".

В то же время ведомство опровергало, что ЗАКОН О ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ письмо является официальным предупреждением "Коммерсанту" - но было всего только ориентировано в рамках профилактической работы, и пока у Россвязьохранкультуры нет никаких претензий к издательскому дому "КоммерсантЪ" и его изданиям.74

НОВЫЕ ПОПРАВКИ В АНТИЭКСТРЕМИСТСКОЕ

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

1 мая 2007 г. Путин подписал закон (№ 71-ФЗ "О внесении конфигурации в статью 13 Федерального закона "О противодействии экстремистской деятельности""), ужесточающий наказание ЗАКОН О ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ за злодеяния экстремистской направленности, практически приравняв их к особо тяжким.

27 июля 2007 г. президент подписал принятый 4 июля 2007 г. Госдумой пакет поправок - разные законодательные акты "в связи с совершенствованием муниципального управления в области противодействия экстремизму". (Федеральный закон № 148-ФЗ "О внесении конфигураций в статьи 1 и 15 Федерального закона "О противодействии экстремистской ЗАКОН О ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ деятельности"").

Более принципиальные конфигурации.

В статьи Уголовного кодекса о грехах против личности, также против публичной безопасности и публичного порядка (убийство, предумышленное причинение вреда, хулиганство и т. п. ) добавлено отягчающее событие: "по мотивам политической, идейной, расовой, государственной либо религиозной ненависти либо вражды или по мотивам ненависти либо вражды в отношении ЗАКОН О ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ какой-нибудь социальной группы".

Как справедливо указывали противники этих поправок, в судах и до этих поправок наблюдалась тенденция трактовать критичные выпады в СМИ в адресок таких "соц групп", как "кремлевские бюрократы", "правительство Мордовии" и даже "неправильные менты" как возбуждение социальной вражды. Новый вариант формулировок - "по мотивам ненависти либо вражды ЗАКОН О ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ в отношении какой-нибудь социальной группы" - при желании делает вероятным признать экстремистским злодеянием критику хоть какого бюрократа либо императивного органа.

В Кодекс об административных правонарушениях внесена статья, предполагающая ответственность за "общее распространение" экстремистских материалов, которые будут занесены в особый перечень.

Согласно поправкам к закону о СМИ mass-media будут ЗАКОН О ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ должны под опасностью административного наказания, каждый раз упоминая организации, общепризнанные трибуналом экстремистскими, докладывать об этом факте.

В ранг злодеяний "экстремистского" нрава произведено "общественное заранее неверное обвинение" должностного лица "в совершении им в период выполнения собственных должностных обязательств деяний, обозначенных в истинной статье и являющихся злодеянием, - экстремизмом".

По воззрению политолога ЗАКОН О ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ Андрея Пионтковского (по двум книжкам которого как раз в мае 2007 г. было начато расследование на предмет их экстремистской направленности), "...этот закон, а последние поправки - только продолжение одной логики, принят, естественно, не для того, чтоб биться с людьми типа Басаева. Так как для борьбы с террористами и убийцами есть довольно инструментов ЗАКОН О ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ в Уголовном кодексе. Это просто прямое повторение статьи 58 сталинского Уголовного кодекса о контрреволюционной агитации и статьи 190-й брежневского - распространение заранее неверных сведений о русском публичном строе. Это инструмент борьбы с политическим инакомыслием, хоть какой политической оппозицией".75


zakon-lipeckoj-oblasti-ot-29-dekabrya-2012-g-n-108-oz-o-programme-socialno-ekonomicheskogo-razvitiya-lipeckoj-oblasti-na-2013-2017-godi-stranica-4.html
zakon-magadanskoj-oblasti-o-byudzhetnom-processe-v-magadanskoj-oblasti.html
zakon-magadanskoj-oblasti-stranica-2.html