Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава

Оказываемое воздействие, вобщем, не было бы значимым, если б к идее души тотчас не присоединилась бы мысль духа. Последняя проистекает из другой естественной тенденции, которую нам также предстоит найти. Примем ее пока также в готовом виде и констатируем, что меж обоими понятиями повсевременно будет осуществляться обмен. Духи, присутствие которых допускается Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава всюду в природе, не приближались бы так к людскому лику, если б таким макаром люди уже не представляли для себя души. Со собственной стороны души, отделенные от тел, не оказывали бы воздействия на природные явления, если б они не принадлежали к тому же роду, что и духи, и не Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава были более либо наименее способны занять место посреди их. Мертвые тогда становятся особами, с которыми нужно считаться. Они могут причинять вред. Они могут оказывать услуги. Они распоряжаются до известной степени тем, что мы называем силами природы. В своем смысле и в фигуральном они делают дождик и неплохую погоду. Люди станут Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава воздерживаться от того, что может вызвать их раздражение. Они постараются захватить их доверие. Будут выдуманы тыщи методов заполучить, приобрести, даже одурачить их. Нет таковой нелепости, до которой не дошел бы разум, становясь на этот путь. Мифотворческая функция довольно отлично работает уже сама по для себя; какой она Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава может стать, если подстегивается ужасом и нуждой! Чтоб избежать угрозы либо достигнуть расположения, мертвому предлагают все, чего, как считается, он может пожелать. Доходят до того, что отрубают головы, если это может быть ему приятно. Рассказы миссионеров полны подробностей на данную тему. Ребяческие поступки, страшные бесчинства — нескончаем список действий, придуманных тут людской тупостью Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава. Если созидать только их, то можно ощутить омерзение к населению земли. Но не нужно забывать, что первобытные люди нынешнего либо прошлого дня, прожив столько же веков, сколько и мы, имели в собственном распоряжении много времени для того, чтоб преумножить и вроде бы обострить все, что могло быть иррационального Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава в простых, довольно естественных тенденциях. Подлинно первобытные люди были, непременно, более адекватномыслящими, если они придерживались тенденции и ее конкретных результатов. Все меняется, и, как мы гласили выше, изменение происходит на поверхности, если оно нереально в глубине. Есть общества прогрессирующие, возможно, те, которые из-за неблагоприятных критерий существования были должны Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава совершить определенное усилие, чтоб жить, и повышали временами свое усилие с тем, чтоб следовать за зачинателем, изобретателем, выдающимся человеком. Изменение тут — это возрастание интенсивности; его направление относительно повсевременно; происходит движение ко все более и поболее высочайшей эффективности.

Есть, с другой стороны, общества, сохраняющие собственный уровень, безизбежно достаточно маленький. Так Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава как они все-же меняются, в их происходит уже не интенсификация, являющаяся высококачественным прогрессом, но приумножение либо преувеличение сначало данного: изобретение, если тут еще можно употребить это слово, уже не просит усилия. От верования, которое отвечало некий потребности, происходит переход к новенькому верованию, которое снаружи припоминает предшествующее, подчеркивает в нем Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава некий поверхностный признак, но ничему больше не служит. С этих пор происходит топтание на месте, беспрерывное прибавление и расширение. Благодаря двойному эффекту повторения и преувеличения иррациональное становится абсурдным, а странноватое — уродливым. Эти сменяющие друг дружку процессы, вобщем, также должны были осуществляться индивидумами, но тут уже не было нужды в Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава умственном приемуществе для сотворения изобретений, также для их принятия. Было довольно логики бреда, той логики, которая ведет сознание все далее и далее, ко все более и поболее несуразным следствиям, когда оно исходит из необычной идеи, не связывая ее с источником, который растолковал бы ее странность и посодействовал бы Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава воспрепятствовать ее разрастанию. Всем нам приходилось встречать такие семьи, очень спаянные, очень удовлетворенные собой, которые держатся в стороне из робости либо пренебрежения к другим. Часто случается, что у их наблюдаются странноватые привычки, фобии либо суеверия, которые могут становиться суровыми, если продолжают бродить в закрытом сосуде. Любая из таких странностей Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава имеет собственный источник. Это может быть мысль, пришедшая в голову тому либо иному члену семьи и вызвавшая доверие других. Это может быть прогулка, которую сделали в один прекрасный момент в воскресенье, потом повторили в последующее воскресенье и которая стала потом неотклонимой для всех воскресений круглый год; если, к несчастью Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава, один раз будет пропущен, то непонятно, что может случиться. Чтоб повторять, подражать, слепо доверяться, довольно расслабиться; это критика просит усилия. — Сейчас возьмите несколько сотен веков заместо пары лет, усильте очень мелкие отличия изолирующейся семьи: вы без усилий представите для себя, что должно было произойти в первобытных обществах Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава, которые оставались закрытыми и удовлетворенными собственной судьбой, заместо того чтоб открыть окна наружу, освобождаться от миазмов, по мере того как они образуются в собственной атмосфере, и совершать неизменное усилие для расширения собственного горизонта.

Мы обусловили только-только две главные функции религии и в процессе нашего анализа столкнулись с простыми тенденциями, которые Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава, как нам кажется, должны разъяснить общие формы, принятые религией. Перебегаем к исследованию этих общих форм, этих простых тенденций. Способ наш остается, вобщем, этим же самым. Мы устанавливаем существование определенной подсознательной деятельности; найдя потом появление разума, мы выясняем, следует ли отсюда опасное нарушение; если да, то в данном случае равновесие Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава, возможно, будет восстановлено представлениями, которые инстинкт порождает снутри самого ума-нарушителя: если такие представления есть, то это простые религиозные идеи. Так, актуальный напор не ведает погибели. Если под его давлением происходит извержение мозга, то возникает мысль неизбежности погибели; чтоб возвратить жизни ее порыв, воздвигается обратное представление; а Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава отсюда исходят первобытные верования по поводу погибели. Но если погибель — это в большей степени случайность, то каким только другим случайностям не подвержена людская жизнь! Разве само приложение разума к сфере жизни не открывает дверь для неожиданного и не вводит чувство риска? Животное уверено в самом для себя. Меж целью и Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава актом у него нет ничего. Если его добыча появилась, оно кидается на нее. Если оно подстерегает добычу, его ожидание является подготовительным действием и образует нераздельное целое с совершающимся актом. Если конечная цель далека, как это бывает, когда пчела строит собственный улей, то животное не знает цели; оно лицезреет Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава только ближний объект, и осознаваемый им порыв равнозначен акту, который оно хочет выполнить. Но разум на самом деле собственной подразумевает комбинацию средств для заслуги отдаленной цели; он решает также такие деяния, которые он не свободен на сто процентов выполнить. Меж тем, что он делает, и результатом, которого он желает достигнуть, в Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава большинстве случаев и в пространстве и во времени имеется просвет, сохраняющий пространное место для случайности. Он начинает, а чтоб окончить, нужно, согласно принятому выражению, чтоб происшествия этому благоприятствовали. Вобщем, он может отлично знать об этой зоне неожиданного. Дикарь, пускающий стрелу, не знает, достигнет ли она цели; тут нет, как в Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава случае с животным, бросающимся на добычу, непрерывности меж поступком и результатом: возникает пустота, открытая для случайности, влекущая за собой неожиданное. Непременно, что на теоретическом уровне этого как бы не должно быть. Разум сотворен для того, чтоб механически повлиять на материю, потому он представляет для себя вещи Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава механически; он постулирует, таким макаром, универсальный механизм и доказывает возможность совершенной науки, которая позволит в момент, когда акт начат, предугадать все, с чем он столкнется до заслуги цели. Но в сути подобного эталона заложено то, что он никогда не будет реализован; он может всего-навсего служить стимулом к работе разума Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава. По сути человечий разум должен придерживаться рамок очень ограниченного воздействия на материю, очень несовершенно им познанную. Но актуальный напор здесь как здесь, он не согласен ожидать, он не допускает препятствий. Для него непринципиальны случайное, неожиданное, в конце концов, неопределенное, находящиеся на его пути; он движется скачками и лицезреет Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава только конец пути; при всем этом порыв пожирает промежуточное место. Нужно, но, чтоб мозг знал об этом предвосхищении. И по правде появляется представление о подходящих силах, которые прибавляются к естественным причинам либо подменяют их и которые продолжают в действиях, хотимых ими и соответственных нашим желаниям, начатое естественным образом движение Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава. Мы привели в движение механизм, вот начало; механизм отыщет путь к реализации хотимого результата, вот конец; меж началом и концом врубается внемеханическая гарантия фуррора. Правда, если мы представляем для себя таким макаром дружественные силы, заинтригованные в нашей удаче, то логика мозга востребует, чтоб для разъяснения нашей беды мы установили противодействующие предпосылки, неблагоприятные Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава силы. Последнее верование, вобщем, окажется фактически полезным: оно косвенно провоцирует нашу деятельность, внушая нам осторожность. Но это относится к производному, я бы произнес находящемуся практически в упадке. Представление о силе препятствующей непременно чуток более позже, чем представление о силе помогающей; если последнее является естественным, то 1-ое вытекает из него Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава как наиблежайшее следствие. Но оно должно плодиться приемущественно в застойных обществах, вроде тех, которые мы называем сейчас первобытными, где верования нескончаемо множатся методом аналогии, безотносительно к собственному источнику. Актуальный напор оптимистичен.

Все религиозные представления, исходящие в этом случае прямо от актуального порыва, можно потому найти схожим образом: это Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава защитные реакции природы против сделанного разумом представления о гнетущей полосе неожиданного меж осуществленным начинанием и хотимым результатом.

Любой из нас может, если ему нравится, сделать последующий опыт, чтоб убедиться, как суеверие извергается на его очах из воли к успеху. Поставьте какую-нибудь валютную сумму на номер рулетки и Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава подождите окончания движения шарика. В момент, когда он, может быть вопреки колебаниям, достигнет избранного вами номера, ваша рука протянется вперед, чтоб подтолкнуть его, потом — чтоб его приостановить; это ваша собственная воля, спроецированная вне вас, должна заполнить тут промежуточное место меж принятым ею решением и ожидаемым ею результатом; таким Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава макаром она изгоняет из него случайность. Начните потом посещать игорные залы, не мешайте действовать привычке, и достаточно скоро ваша рука не станет двигаться; ваша воля втягивается вовнутрь самой себя; но по мере того как она высвобождает место, там обосновывается некоторая суть, исходящая от нее и получающая от нее поручение Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава: это фортуна, в которую преобразуется принятое решение выиграть. Фортуна — это еще не полная личность; требуется нечто большее, чтоб сделать божество. Но в ней есть некие его элементы, полностью достаточные, чтоб вы могли на нее положиться.

К подобного рода силе взывает дикарь, чтоб его стрела попала в цель. Если вы переступите через Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава ряд шагов долговременной эволюции, вы получите богов — хранителей штатской общины, которые должны обеспечивать победу воякам.

Но заметьте, что во всех схожих случаях конкретно оптимальными средствами, конкретно сообразуясь с механическим рядом обстоятельств и следствий мы начинаем дело. Мы начинаем с выполнения того, что находится в зависимости от нас самих; только тогда Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава, когда мы не ощущаем себя больше способными помогать для себя сами, мы полагаемся на внемеханическую силу. Даже если в самом начале мы призывали ее на помощь, так как верили в ее присутствие, это никаким образом не устраняло нас от деяния. Но психолога может одурачить тут то, что Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава 2-ая причинность — единственная, о которой люди молвят. О первой не молвят ничего, так как она предполагается сама собой. Она управляет действиями, совершаемыми с материей как с инвентарем; веру в нее фактически производят и переживают; для чего же необходимо выражать ее в словах и объяснять понятие о ней? Это было бы Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава полезно в этом случае, если б люди уже обладали наукой, способной ею пользоваться. Но о 2-ой причинности мыслить полезно, так как в ней находят по последней мере поддержку и стимул. Если б наука предоставила нецивилизованному человеку устройство, которое бы с математической точностью обеспечивало попадание в цель, то он Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава бы ограничился механической причинностью (если представить, очевидно, что он мог бы одномоментно отрешиться от укорененных привычек сознания). В ожидании этой науки он в собственной деятельности извлекает из механической причинности все, что может из нее извлечь, потому что он натягивает собственный лук и целится. Но мышление его ориентировано быстрее на Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава внемеханическую причинность, которая должна привести стрелу куда нужно, так как его вера в нее даст ему (из-за отсутствия орудия, с которым он бы мог не колебаться в достижении цели) уверенность внутри себя, которая позволит ему лучше целиться.

Людская деятельность разворачивается посреди событий, на которые она оказывает влияние Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава и от которых также она зависит. Последние частично предвидимы и в значимой части непредвидимы. Так как наша наука все более и поболее расширяет сферу нашего предвидения, мы представляем для себя в пределе комплексную науку, для которой не остается больше неожиданного. Вот почему в очах рефлектирующего цивилизованного человека (мы увидим Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава, что это смотрится не совершенно так в его спонтанном представлении) та же самая цепь обстоятельств и следствий, с которыми он находится в контакте, когда идет речь о вещах, должна распространяться на Вселенную в целом. Он не допускает, что система разъяснения, подходящая для физических событий, которые он для себя подчиняет, должна уступить место Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава, когда он отваживается двинуться далее, совсем другой системе, той, которой он пользуется в социальной жизни, когда приписывает поведению других людей в отношении себя добрые либо злые, дружественные либо агрессивные намерения. Если он это и делает, то бессознательно, не признаваясь в этом себе. Но нецивилизованный человек, имеющий в Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава собственном распоряжении только чисто ограниченную науку, скроенную точно по меркам воздействия, оказываемого им на материю, не может запустить в сферу непредвидимого потенциально вероятную науку, которая обхватит эту сферу полностью и сразу откроет широкие перспективы его честолюбию. Заместо того чтоб отчаиваться, он распространяет на эту область систему разъяснения, которой пользуется Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава в собственных отношениях с для себя схожими; он верует, что отыщет там дружественные силы, подвергнется также и вредным воздействиям; в любом случае он не будет иметь дело с миром, который ему совсем чужд. Правда, если добрые и злые духи должны продолжить действие, которое он оказывает на материю, то они Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава покажутся уже влияющими на само это действие. Этот человек станет потому гласить, как будто он нигде, даже там, где это находится в зависимости от него, не рассчитывает на механический ряд обстоятельств и следствий. Но если б он не веровал в этом случае в механический ряд, мы бы не Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава узрели, как в процессе собственной деятельности он делает все, что необходимо для того, чтоб механически вызвать соответственный итог. Таким макаром, идет ли речь о дикарях либо цивилизованных людях, если мы желаем знать сущность того, что человек задумывается, нужно обращаться к тому, что он делает, а не к тому, что он гласит.

В Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава собственных очень увлекательных и менторских книжках, посвященных «первобытному мышлению», Леви-Брюль настаивает на «безразличии этого мышления к вторичным причинам», на его конкретном воззвании к «мистическим причинам». «Наша ежедневная деятельность, — гласит он, — содержит размеренную и полную уверенность в неизменности естественных законов. Совсем другая установка сознания у первобытного Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава человека. Природа, посреди которой он живет, представляется ему в совсем ином свете. Все предметы и существа в ней вовлечены в сеть магических сопричастностей и исключений»[33]. И незначительно дальше: «В коллективных представлениях изменяются оккультные силы, которым приписывают наступившие болезнь либо погибель: или повинет чернокнижник, или дух погибшего, или более либо наименее определенные Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава либо индивидуализированные силы… близкой и, можно сказать, практически тождественной остается вначале существующая связь меж заболеванием и гибелью, с одной стороны, и невидимой силой — с другой»[34]. . В доказательство этой идеи создатель приводит совпадающие меж собой свидетельства путников и миссионеров и ссылается на более любознательные примеры.

Но вот что поражает сначала Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава: дело в том, что во всех приведенных случаях итог, о котором речь идет и который приписывается первобытным человеком действию оккультной предпосылки, — это событие, касающееся человека, в особенности происшедшего с человеком злосчастного варианта, приемущественно погибели либо заболевания человека. О воздействии неодушевленного на неодушевленное (если только речь не идет о явлении метеорологическом Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава либо каком-нибудь другом, в каком человек, так сказать, заинтересован) никогда речь не идет. Нам не молвят, что первобытный человек, видя, как ветер гнет дерево, волна катит гальку, даже его собственная нога поднимает пыль, усматривает тут нечто хорошее от того, что мы называем механической причинностью. Неизменное Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава отношение меж предыдущим и следующим, которое он принимает вереницей, не может не направить его внимания: этого дела ему тут довольно, и мы не лицезреем, чтоб он к нему добавлял «мистическую причинность» и тем паче подменял его ею. Пойдем дальше, оставив в стороне физические факты, при которых первобытный человек находится в Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава качестве бесстрастного зрителя; нельзя ли о нем также сказать, что «его ежедневная деятельность содержит полную уверенность в неизменности естественных законов»? Без нее он не мог бы рассчитывать на течение реки для плавания на собственной лодке, на натяжение тетивы — для запуска стрелы, на топор — для рубки древесного ствола, на свои зубы — для Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава кусания либо на свои ноги — для ходьбы. Он может не представлять для себя ясно эту естественную причинность; у него нет никакого энтузиазма к этому, так как он не физик и не философ; но у него есть вера в нее, и он употребляет ее в качестве поддержки Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава в собственной деятельности. Пойдем еще далее. Когда первобытный человек взывает к магической причине, чтоб разъяснить погибель, болезнь либо хоть какой другой злосчастный случай, какую конкретно функцию он применяет? Он лицезреет, например, что человек был убит кусочком горы, оторвавшимся во время бури. Разве он опровергает, что гора раскололась, что ветер Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава вырвал из нее камень, что ударом был разбит череп? Разумеется, нет. Он, как и мы, констатирует действие этих вторичных обстоятельств. Почему же тогда он вводит какую-то «мистическую причину», вроде воли духа либо чернокнижника, с тем чтоб возвести ее в главную причину? Приглядимся внимательнее: мы увидим, что то, что первобытный человек Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава разъясняет тут «сверхъестественной» предпосылкой, это не физический итог, это его человеческое значение, это его значимость для человека и в особенности для определенного, определенного человека, того, которого раздавил камень.

Нет ничего алогичного и, как следует, «дологичного» и даже того, что свидетельствовало бы о «непроницаемости для опыта», в вере в то, что Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава причина должна быть соразмерной собственному следствию и что, как установлены трещинка в горе, направление и сила ветра — вещи чисто физические и безразличные по отношению к населению земли, — остается разъяснить факт для нас главный: что есть погибель человека. Как гласили не- когда философы, причина в большей степени уже содержит внутри Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава себя следствие; и если следствие имеет принципиальное человеческое значение, причина обязана иметь по последней мере равное значение; во всяком случае, она принадлежит к той же категории: это намерение. Не вызывает колебаний, что научное воспитание сознания отучило его от такового метода рассуждения. Но он является естественным; он сохраняется Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава у цивилизованного человека и проявляется каждый раз, когда не вмешивается противодействующая сила. Мы отмечали, что игрок, делающий ставку на некий номер в рулетке, припишет фуррор либо неуспех удаче либо беде, другими словами подходящему либо неблагоприятному намерению; в то же время он растолкует естественными причинами все, что происходит от Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава момента, когда он ставит средства, и до момента, когда останавливается шарик. Но к этой механической прочности он добавит в конце некоторый полупроизвольный выбор, идущий рука об руку с его своим; конечный итог, таким макаром, будет иметь то же значение и относиться к той же категории, что и 1-ая причина Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава, которая также была выбором. В этом очень логичном рассуждении мы улавливаем, вобщем, практический источник, когда лицезреем, как игрок делает чуть уловимое движение рукою, чтоб приостановить шарик: это его воля к успеху, это сопротивление его воле, которое он объективирует в удаче либо беде с тем, чтоб оказаться перед союзнической либо неприятельской силой и Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава придать игре весь ее энтузиазм. Но еще еще более поразительно сходство меж мышлением цивилизованного человека и первобытного, когда идет речь о таких фактах, которые мы только-только рассматривали: погибель, болезнь, злосчастный случай.

Офицер, принимавший роль в большой войне, гласил нам, что он повсевременно встречал боец, опасавшихся пуль больше Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава, чем артиллерийских снарядов, хотя стрельба артиллерии была существенно более гибельной. Дело в том, что при вы- стреле пулей люди ощущают себя на прицеле и каждый невольно рассуждает последующим образом: «Чтобы произвести этот настолько принципиальный для меня итог, каким могли быть погибель либо суровое ранение, нужна причина таковой Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава же значимости, необходимо намерение». Один боец, который как раз был задет взрывом артиллерийского снаряда, говорил нам, что его первым побуждением было воскрикнуть: «Как это тупо!» То, что этот взрыв снаряда, который был вызван чисто механической предпосылкой и мог поразить кого угодно либо не поразить никого, поразил, но, его, его, а не Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава другого, — это было алогично с позиций спонтанно проявившегося разума. Введя сюда «несчастный случай», он нашел бы еще большее родство этого спонтанно проявившегося разума с первобытным мышлением. Представление, насыщенное материей, схожее идее чернокнижника либо духа, должно непременно освобождаться от большей части собственного содержания с тем, чтоб стать представлением Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава о «несчастном случае». Оно, но, сохраняется, оно не вполне опустошено, и, как следует, оба вида мышления значительно не отличаются друг от друга.

Очень различные примеры «первобытного мышления», которые Леви-Брюль собрал в собственных работах, группируются в определенных рубриках. Самые бессчетные примеры — те, которые свидетельствуют, согласно создателю, об упрямом непризнании первобытным Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава человеком ничего случайного. Падает камень и убивает прохожего; означает, это скинул его злой дух: случайности нет. Человек выхвачен из лодки аллигатором; означает, он был заколдован: случайности нет. Вояка убит либо ранен ударом копья; означает, он не был в состоянии отразить удар, означает, на него наслали порчу: случайности нет[35]. Эта формула так Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава нередко повторяется у Леви-Брюля, что можно рассматривать ее как содержащую один из основных признаков первобытного мышления. — Но, скажем мы выдающемуся философу, упрекая первобытного человека в неверии в случайность либо по последней мере утверждая это неверие в качестве соответствующей черты его мышления, не допускаете ли вы, вы сами, что Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава случайность существует? А допуская ее, убеждены ли вы, что не впадаете в то самое первобытное мышление, которое критикуете, которое, во всяком случае, вы желаете принципно отличить от вашего? Я отлично понимаю, что вы не делаете из случайности действующую силу. Но если б это было вам незапятнанным ничто Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава, вы бы о нем не гласили. Вы бы посчитали это слово несуществующим так же, как и явление. Слово, но, существует, и вы им пользуетесь, и оно представляет вам нечто, так же, вобщем, как и для всех нас. Спросим себя, что все-таки по правде оно может представлять. Большой Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава кусочек черепицы, вырванный ветром, падает и убивает прохожего. Мы говорим, что это случайность. Произнесли бы мы так, если б черепица просто разбилась о землю? Может быть, но дело в том, что тогда мелькнула бы смутная идея о человеке, который мог бы там оказаться, либо же поэтому, что по той либо другой причине Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава конкретно это место тротуара нас в особенности заинтересовывало, так что, казалось, кусочек черепицы избрал его, чтоб на него свалиться. В обеих ситуациях случайность существует только поэтому, что тут затронут человечий энтузиазм, и все вышло так, как если б человек был принят во внимание[36]либо потом, чтоб оказать ему Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава услугу, или быстрее с намерением причинить ему вред. Задумайтесь только о ветре, срывающем черепицу, о черепице, падающей на тротуар, об ударе черепицы о землю: вы увидите уже только механизм, случайность исчезает. Для того чтоб она вступила в игру, необходимо, чтоб итог имел значение для человека, чтоб это значение отразилось на Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава причине и окрасило ее, так сказать, человечностью. Случайность, как следует, есть механизм, ведущий себя так, будто бы он имел какое-то намерение.

Может быть он имел какое-то намерение. Может быть, произнесут, что конкретно поэтому, что мы используем выражение будто бы было намерение, мы не допускаем в таком Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава случае реального намерения, и тем мы, напротив, признаем, что все разъясняется механически. И это было бы полностью правильно, если б тут имело место только рефлексивное, полностью осознанное мышление. Но под ним есть мышление спонтанное и полуосознанное, которое добавляет к механическому соединению обстоятельств и следствий нечто совсем другое, не Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава для того, естественно, чтоб разъяснить падение кусочка черепицы, но чтоб разъяснить, что падение совпало с прохождением человека, что оно избрало конкретно это мгновение. Элемент выбора либо намерения ограничен так, как может быть; он отступает по мере того, как рефлексия стремится его поймать; он ускользает и даже исчезает; но Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава если б он не существовал, то речь шла бы только о механизме и не было бы вопроса о случайности. Случайность, таким макаром, есть намерение, которое лишилось собственного содержания. Это уже только тень, но при отсутствии материи в ней есть форма. Располагаем ли мы тут одним из числа тех представлений, которые мы называем Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава «действительно первобытными», спонтанно сформулированными населением земли благодаря естественной тенденции? Не совершенно. Какой бы спонтанной она еще ни была, мысль случайности приходит в наше сознание только после того, как проходит через большой слой скопленного опыта, который общество помещает в нас с того момента, как оно научает нас Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава гласить. Конкретно через этот канал мысль случайности пустеет, когда становящаяся все более механистической наука изгоняет из нее все ее содержание, связанное с целеполаганием. Нужно потому ее наполнить, снабдить ее телесным содержанием, если мы желаем вернуть первоначальное представление. Призрак намерения станет тогда живым намерением. Напротив, было надо снабдить это живое намерение еще огромным Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава содержанием, сверхизбыточно нагрузить его материей, чтоб придти к вредным либо благотворным сущностям, о которых задумываются нецивилизованные люди. Вновь повторим: эти суеверия обычно содержат внутри себя раздувание, сгущение, в конце концов, нечто карикатурное. Они в большинстве случаев означают, что средство оторвалось от собственной цели. Верование поначалу полезное Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава, стимулирующее волю, переносится с объекта, в каком оно имело основание, на новые объекты, где оно уже совершенно не надо, где оно может даже стать небезопасным. Вяло разросшееся методом подражания, наружное по отношению к себе, оно будет сейчас в итоге содействовать лености. Не будем, но, ничего гиперболизировать. Изредка бывает, чтоб первобытный человек Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава ощущал себя избавленным этим верованием от деятельности. Аборигены Камеруна обвинят только чернокнижников, если кого-нибудь из их съест крокодил; но Леви-Брюль, сообщающий данный факт, добавляет, что, по свидетельству 1-го путника, крокодилы в этих местах практически никогда не нападают на человека[37]. Будьте убеждены, что там, где крокодил представляет постоянную Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава опасность, абориген, как и мы, будет воздерживаться от вхождения в воду: животное в таком случае внушает ему ужас, совместно с колдовством либо без него. Все же, чтоб это «первобытное мышление» стало нашим своим со стоянием души, в большинстве случаев требуется сделать две процедуры. Во-1-х, нужно представить, что Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава вся наша наука упразднена. Во-2-х, нужно предаться некой лени, отрешиться от разъяснения, представляющегося более обоснованным, но требующего большего усилия мозга и в особенности воли. В почти всех случаях довольно только одной из этих процедур; в других требуется сочетание обеих.

Разглядим, к примеру, одну из более увлекательных глав книжки Леви Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава-Брюля, ту, в какой дискуссируется вопрос о первом воспоминании, произведенном на первобытных людей нашим огнестрельным орудием, нашей письменностью, нашими книжками, в конце концов, всем тем, что мы им привозим. Это воспоминание поначалу приводит нас в замешательство. Мы и по правде готовы приписать его мышлению, хорошему от нашего.

Но Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава чем больше мы устраняем из нашего сознания науку, равномерно и практически безотчетно усвоенную, тем больше «первобытное» разъяснение кажется нам естественным. Вот люди, перед которыми путник открывает книжку и которым было сказано, что эта книжка докладывает какие-то сведения. Отсюда они заключают, что книжка гласит и что, приблизив к Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава ней ухо, они услышат звук. Но ожидать чего-либо другого от человека, чуждого нашей цивилизации, — означает добиваться от него еще больше, чем разума, подобного мозгу большинства из нас, больше даже, чем высшего, превосходного разума: это означает пожелать, чтоб он вновь изобрел письменность. Ведь если б он представлял для себя Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава возможность изображать речь на листе бумаги, он бы завладел принципом алфавитного либо, обширнее, фонетического письма; он бы сходу пришел к пт, который у цивилизованных людей мог быть достигнут только длительно накапливаемыми усилиями величавого огромного количества выдающихся людей. Не будем потому гласить в этом случае о сознаниях, хороших от нашего. Скажем просто, что Заключительные замечания. Механика и мистика 9 глава они не знают того, что мы выучили.


zakon-i-ego-mesto-v-evrejskoj-istorii-stranica-8.html
zakon-i-obshestvo-istoriya-problemi-perspektivi.html
zakon-i-postanovleniem-pravitelstva-sankt-peterburga-ot-30-11-2005-1.html