Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава

Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава

Сначала стоит отметить единодушие посреди мистиков. Данный факт поражает у христианских мистиков. Чтоб добиться полного слияния с Богом, они проходят через ряд состояний. Эти состояния могут видоизменяться от 1-го магия к другому, но в целом они очень сходны меж собой. Во всяком случае, пройденный путь один и тот же Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава, даже если допустить, что расстояние меж станциями повдоль дороги различно. И во всяком случае, пункт предназначения один и тот же. В описаниях оканчивающего состояния обнаруживаются одни и те же выражения, образы, сопоставления, в то время как создатели обычно не были знакомы вместе. Могут сделать возражение, что время от времени они были знакомы Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава и, не считая того, существует магическая традиция, воздействие которой могли испытать все мистики. Мы согласны с этим, но следует увидеть, что величавые мистики не много интересуются этой традицией; любой из их обладает своеобразием, ненамеренным, к которому он не стремился, но которым, как мы ощущаем, он очень дорожит Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава: оно значит, что он является объектом особенного, хотя и незаслуженного расположения. Могут сказать, что для разъяснения сходства довольно религиозной общности, что все христианские мистики были воспитаны на Евангелии, что они все прошли через одно и то же богословское учение. Но это означает забывать, что если сходства меж видениями вправду Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава объясняются общностью религии, то сами эти видения занимают малозначительное место в жизни величавых мистиков; они стремительно преодолеваются и имеют в очах мистиков только символическую ценность. Что касается богословского учения вообщем, то они, по-видимому, принимают его с абсолютным повиновением и повинуются приемущественно собственному исповеднику; но, как необыкновенно тонко Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава увидено, «они повинуются только самим для себя, и верный инстинкт ведет их к человеку, который направит их конкретно на тот путь, которым они желают идти. Если ему случается уклониться от этого пути, наши мистики, не колеблясь, откинут его авторитет и, будучи сильны своими прямыми отношениями с божеством, будут ценить свою Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава свободу превыше всего»[66]. Было бы вправду любопытно в этой связи пристально изучить дела меж духовным управляющим и руководимым. Можно было бы найти, что последний, смиренно согласившись, чтоб им правили, все с этим же смирением не в один прекрасный момент становится ведущим. Но не это для нас на данный момент принципиально. Мы Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава желаем только сказать, что если наружные сходства меж христианскими мистиками могут проистекать из общности традиции и учения, то их глубинное единство есть признак тождества интуиции, которое проще всего разъясняется реальным бытием Существа, с которым, как они веруют, они поддерживают связь. Тем паче следует принять во внимание, что и другие Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава виды мистицизма, старого либо современного, идут более либо наименее далековато, останавливаются там либо тут, но все указывают одно и то же направление.

Все же мы признаем, что магический опыт сам по для себя не может обеспечить философу полную уверенность. Он мог бы быть на сто процентов убедительным, только Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава если б философ другим методом, хорошим от чувственного опыта и основанного на нем рассуждения пришел к тому, чтоб рассматривать в качестве возможного существование особенного опыта, средством которого человек может вступать в связь с непознаваемым принципом. Знакомство с этим опытом у мистиков позволило бы тогда прибавить нечто к Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава уже достигнутым результатам; в то же время эти результаты могли бы отразить в магическом опыте нечто от собственной своей объективности. Не существует другого источника зания, не считая опыта. Но, так как умственная констатация факта безизбежно выходит за рамки сырого факта, далековато не все виды опыта в равной мере убедительны и Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава обеспечивают схожую достоверность. Многие из их приводят нас к выводам просто вероятностным. Все же вероятности могут складываться, а итоговая сумма — давать итог, фактически равный достоверному. Когда-то мы гласили о тех «линиях фактов», любая из которых дает только направление правды, так как она не длится довольно далековато; все же мы Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава можем придти к самой правде, если две из их могут быть продолжены до точки, где они пересекаются[67]. Землемер определяет расстояние до труднодоступной для измерения точки, проводя к ней линию по очереди из 2-ух точек, к которым у него есть доступ. Мы считаем этот способ скрещения единственным способом Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава, который сумеет решительно продвинуть вперед метафизику. Благодаря ему установится сотрудничество меж философами; метафизика, как и наука, будет прогрессировать методом постепенного скопления достигнутых результатов, заместо того чтоб быть целостной системой, которую нужно или принять, или отторгнуть, которая обречена вечно оспариваться либо повторяться. Так вышло, что углубленное исследование определенной категории заморочек, совсем Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава не относящихся к дилемме религии, привело нас к выводам, говорящим о вероятности существования типичного, особенного опыта, каковым является опыт магический. А с другой стороны, магический опыт, изученный сам по для себя, дает нам сведения, способные дополнить результаты, приобретенные в совсем другой области, совсем другим способом. Стало быть, тут есть обоюдные Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава поддержка и дополнение. Начнем с первого подхода.

Следуя как можно поближе за данными биологии, мы пришли к концепции актуального порыва и творческой эволюции. Как мы проявили сначала предшествующей главы, эта концепция не имела ничего общего с догадками, на которых строятся метафизические системы; это был сгусток фактов, результат подведения итогов. Откуда Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава же в таком случае явился порыв и какова была его первооснова? Если он был самодостаточен, но чем он был сам по для себя и какой смысл следовало придавать совокупы его проявлений? На эти вопросы рассмотренные факты не давали никакого ответа; но полностью разумеется было, с какой стороны ответ мог Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава придти. Энергия, устремившаяся через материю, в реальности стала пред нами как подсознательная либо сверхсознательная, во всяком случае как принадлежащая к тому же виду, что сознание. Она должна была обойти огромное количество препятствий, сжиматься, чтоб проходить через их, и приемущественно делиться меж расходящимися линиями эволюции; в конце концов Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава, на краю 2-ух главных линий мы отыскали два метода зания, на которые она разложилась с тем, чтоб материализоваться: инстинкт насекомого и разум человека. Инстинкт был интуитивным, мозг размышлял и рассуждал. Правда, интуиция должна была придти в упадок, чтоб стать инстинктом; она была вроде бы загипнотизирована полезностью био вида, а то, что Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава она сохранила в сознании, приняло сомнамбулическую форму. Но точно так же, как вокруг животного инстинкта сохранялась бахрома разума, так и человечий мозг оказался окруженным нимбом интуиции. Последняя у человека оставалась на сто процентов бескорыстной и сознательной, но это был только проблеск, луч которого далековато не падал Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава. Конкретно от него, но, был должен показаться свет, если вообщем должна была когда-нибудь осветиться внутренняя суть актуального порыва, его значение, его назначение. Ведь эта интуиция была обращена вовнутрь; и если, средством первого усилия, она заставляла нас поймать преемственность нашей внутренней жизни, если большая часть из нас не пошло далее Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава, то более высочайшее усилие могло, возможно, привести ее к коренным основам нашего бытия и тем к самой первооснове жизни вообщем. Но не в этом ли конкретно и состояло преимущество магической души?

Таким макаром мы подошли к тому, что мы только-только объявили вторым подходом. Сначала вопрос состоял в том, чтоб выяснить Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава, были ли мистики просто неустойчивыми людьми либо нет, были ли рассказы об их опытах незапятанной фантазией либо нет. Но вопрос был стремительно решен по последней мере в отношении величавых мистиков. Потом речь шла о том, чтоб выяснить, был ли мистицизм только более пылкой верой, образной формой, которую может Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава принимать в пылких душах обычная религия, либо же, хотя и усваивая все вероятное из этой религии, хотя и обращаясь к ней за доказательством, хотя и заимствуя ее язык, он обладал типичным содержанием, взятым прямо из самого источника религии, независящим от того, чем религия должна традиции, теологии, церквам. В Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава первом случае он безизбежно остается за пределами философии, потому что последняя оставляет в стороне откровение, имеющее точную дату, передавшие его университеты, принимающую его веру: она должна придерживаться опыта и рассуждения. Но во 2-м случае довольно взять мистицизм в чистом состоянии, освобожденном от видений, аллегорий, теологических формул, средством которых он Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава выражается, чтоб сделать из него могучего ассистента философского исследования. Из этих 2-ух концепций отношений мистицизма с религией конкретно 2-ая представилась нам убедительной. Мы должны в таком случае узреть, в какой мере магический опыт продолжает тот, который привел нас к учению о актуальном порыве. Вся та информация, которой он может снабдить философию Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава, может быть возвращена ему последней в форме доказательства.

Заметим сначала, что мистики оставляют в стороне то, что мы окрестили «ложными проблемами». Могут сказать, возможно, что они не ставят впереди себя никаких заморочек, ни настоящих, ни неверных, и будут правы. Все же достоверно то, что они дают нам неявный ответ Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава на вопросы, которые должны занимать философа, а трудности, перед которыми философия зря останавливалась, в неявной форме мыслятся ими как несуществующие. Мы проявили когда-то[68], что часть метафизики сознательно либо безотчетно крутится вокруг вопроса о том, почему нечто существует: почему материя, либо почему дух, либо почему Бог, а не ничто Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава? Но этот вопрос подразумевает, что действительность заполняет пустоту, что под бытием имеется ничто, что de jure не должно быть ничего, и в таком случае следует разъяснить, почему de facto нечто существует. А это предположение есть незапятнанная иллюзия, потому что мысль абсолютного ничто имеет точно такое же значение, как мысль Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава круглого квадрата. Так как отсутствие какой-либо вещи — это всегда присутствие другой (что мы предпочитаем игнорировать, так как это не та вещь, которая нас интересует либо которую мы ожидали), то ликвидирование вещи всегда есть только ее замещение; это двухстороннее действие, на которое принято глядеть только с одной Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава стороны; мысль разрушения всего, стало быть, саморазрушительна, непостижима; это псевдоидея, мираж, сделанный представлением. Но по причинам, некогда нами изложенным, иллюзия эта является естественной; ее источник — в глубинах рассудка. Она порождает вопросы, которые составляют главный корень метафизической волнения. Мистик сочтет, что подобные вопросы просто не есть: будучи оптическими иллюзиями внутреннего Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава мира, связанными со структурой людского разума, они стираются и исчезают по мере того, как мы возвышаемся над людской точкой зрения.

По схожим причинам магия не тревожат также трудности, скопленные философией вокруг «метафизических» атрибутов божества; ему нечего делать с определениями, которые являются только отрицательными и могут быть выражены только Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава негативно; он верует, что лицезреет то, чем Бог является, и совсем не лицезреет то, чем Бог не является. — Потому конкретно относительно природы Бога, конкретно улавливаемой с ее положительной стороны, по другому говоря воспринимаемой исходя из убеждений души, и должен философ задавать вопросы мистику.

Философ мог бы стремительно найти эту Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава природу, если б возжелал отыскать формулу мистицизма. Бог есть любовь, и он есть объект любви — в этом состоит весь вклад мистицизма. Об этой двойственной любви мистик будет гласить нескончаемо. Его описание бесконечно, так как то, что он желает обрисовать, неописуемо. Но оно гласит совсем ясно, что божественная любовь не Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава есть нечто принадлежащее Богу: это сам Бог. Эта черта может привлечь философа, который считает Бога личностью и в то же время не желает впасть в твердый антропоморфизм. Он будет мыслить, к примеру, об энтузиазме, который может воспламенить душу, поглотить то, что в ней находится, и с этих пор занимать там Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава все место. Личность в таком случае совпадает с этой эмоцией; никогда еще, но, личность до таковой степени не была сама собой: она становится более обычный, целостной, сильной. Никогда также она не была так заполнена идеей, если правильно, как мы гласили, что существует два вида эмоции: одна эмоция — субинтеллектуальная, которая является только Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава возбуждением, последующим за представлением; другая — суперинтеллектуальная, которая предшествует идее и больше, чем мысль, но которая могла бы развернуться в идеях, если б она, будучи чисто духовной, пожелала обрести телесность. Что может быть более сложным, более утонченным по собственному построению, чем симфония Бетховена? Но в протяжении всей собственной работы по Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава аранжировке и отбору, осуществлявшейся в умственном плане, музыкант обращался к пт, расположенному вне этого плана, ища в нем принятия либо отказа, направления, вдохновения; в этом пт размещалась неразделимая эмоция, которой разум, непременно, помогал выразиться в музыке, но которая сама по для себя была кое-чем огромным Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава, чем музыка и чем разум. В противоположность субинтеллектуальной эмоции, она оставалась зависимо от воли. Чтоб соотнестись с ней, живописец всякий раз был должен прилагать усилие, подобно тому как глаз обнаруживает звезду, которая, как она найдена, сразу растворяется в ночной мгле. Эмоция такового рода, непременно, припоминает, хотя и отдаленно, возвышенную любовь Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава, которая для магия составляет самое суть Бога. Во всяком случае философ должен будет о ней мыслить, когда он будет все посильнее и посильнее давить на магическую интуицию с тем, чтоб выразить ее в понятиях разума.

Он может не быть музыкантом, но он, обычно, писатель; и анализ его собственного Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава состояния души в то время, когда он придумывает, поможет ему осознать, как любовь, в какой мистики лицезреют самое суть божества, может быть сразу личностью и творящей силой. Когда он пишет, он обычно находится в сфере понятий и слов. Общество снабжает его разработанными его предшественниками и заключенными в языке мыслями, которые он Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава сочитает заного после того, как оно само придало им новейшую форму с тем, чтоб они могли вступить в эту комбинацию. Схожий способ даст итог более либо наименее удовлетворительный, но он приведет к результату всегда и в ограниченный отрезок времени. Сделанное произведение сумеет притом быть необычным и сильным; людская идея нередко Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава оказывается им обогащенным. Но это будет только повышением годичного дохода; соц разум будет продолжать жить на тот же капитал, использовать те же ценности. Существует, но, другой способ сочинения, более честолюбивый, наименее надежный, который не может сказать нам, когда он приведет к успеху и приведет ли к Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава нему вообщем. Он заключается в том, чтоб подняться от умственного и общественного плана до той точки души, откуда исходит настоятельное требование творческого деяния. Дух, в каком обитает это требование, мог на сто процентов почувствовать его только раз в жизни, но она всегда там, единственная эмоция, потрясение либо порыв, воспринятый из самой глубины Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава вещей. Чтоб ему полностью подчиниться, необходимо выдумывать новые слова, творить новые идеи, но это означает уже не просто нечто передавать и, как следует, писать. Писатель все-же постарается выполнить невозможное. Он отправится на поиски обычной эмоции, формы, желающей сотворить свою материю, и устремится вкупе с ней на Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава встречу с уже готовыми мыслями, уже существующими словами, в конце концов, с соц разрезом действительности. В протяжении всего пути он будет чувствовать ее проявление в знаках, происходящих из нее самой, другими словами во кусках ее своей материализации. Как достигнуть того, чтоб эти элементы, любой из которых — единственный в Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава собственном роде, совпали со словами, которые уже выражают какие-то вещи? Нужно будет подвергать насилию слова и принуждению элементы. И фуррор все равно никогда не будет гарантирован; писатель ежеминутно спрашивает себя, получится ли ему дойти до конца; за каждую частичную фортуну он благодарит случай, подобно тому как сочинитель каламбуров может Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава благодарить слова, расположившиеся на его пути, чтоб включиться в его игру. Но если он добьется фуррора, то обогатит население земли идеей, способной принимать новое обличье для каждого последнего поколения, капиталом, повсевременно приносящим проценты, а уже не просто некоторую сумму, которую нужно сразу израсходовать. Таковы два способа литературного сочинения. Хотя Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава они и не исключают полностью друг дружку, они конструктивно меж собой различаются. Конкретно 2-ой способ, образ, который он может придать творению материи формой, обязан иметь в виду философ, чтоб представить для себя в качестве творческой энергии любовь, в какой мистик лицезреет самое суть Бога.

Имеет ли эта любовь объект Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава? Заметим, что эмоция высшего порядка самодостаточна. Представим для себя возвышенную музыку, выражающую любовь. Это не любовь к какой-либо отдельной личности. Другое музыкальное произведение выразит другую любовь. Тут будут две разные чувственные атмосферы, два различных запаха, и в обоих случаях любовь будет определяться ее сутью, а не ее объектом. И все Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава-же тяжело представить для себя инициативную любовь, которая бы не обращалась ни к чему. В сути, мистики единогласно свидетельствуют о том, что Бог нуждается в нас так же, как мы нуждаемся в Боге. Отчего же будет он в нас нуждаться, если не из-за любви к нам? Такой Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава будет вывод философа, завлеченного магическим опытом. Творение будет выступать для него как дело Бога, начатое для того, чтоб творить творцов, чтоб взять для себя в ассистенты существа, достойные его любви.

В этом можно было бы колебаться, если б речь шла только о неиндивидуальных жителях уголка Вселенной, именуемого Землей Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава. Но, как мы некогда сказали[69], жизнь, возможно, действует на всех планетках, обращающихся вокруг всех звезд. Непременно, вследствие контраста ее существования она воспринимает на их формы самые различные и очень дальние от того, что мы воображаем; но всюду она обладает одной и той же сутью, которая заключается в том, чтоб равномерно копить Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава потенциальную энергию и потом резко расходовать ее в свободно совершаемых действиях. Мы могли бы еще колебаться в этом допущении, если б считали случайным возникновение посреди животных и растений, населяющих землю, такового живого существа, как человек, способного обожать и заставлять обожать себя. Но мы проявили, что это Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава возникновение, хотя и не было предопределено, не было также и случайностью. Хотя существовали и другие полосы эволюции вместе с той, что привела к человеку, и невзирая на все несовершенство самого человека, можно сказать, конкретно делая упор на опыт, что конкретно человек составляет смысл присутствия жизни на нашей планетке. В конце Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава концов, мы могли бы еще колебаться в сказанном, если б задумывались, что Вселенная — это приемущественно сырая, необработанная материя, а жизнь добавилась к этой материи. Мы проявили, что, напротив, материя и жизнь, в том виде, как мы ее определяем, совместно сосуществуют и взаимозависимы. В этих критериях ничто не мешает философу довести до Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава логического конца подсказываемую ему мистицизмом идею Вселенной, составляющей только видимый и ощутимый вид любви и потребности обожать, вкупе со всеми последствиями, которые тянет за собой эта творческая эмоция, другими словами совместно с возникновением живых созданий, в каких эта эмоция находит свое дополнение, и бессчетного огромного количества других живых созданий Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава, без которых 1-ые не могли бы показаться, и, в конце концов, огромной вещественной субстанции, без которой жизнь была бы невозможна.

Непременно, таким макаром мы идем далее выводов, изготовленных в «Творческой эволюции». Мы желали тогда оставаться как можно поближе к фактам. Мы не гласили ничего, что с течением Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава времени не могло быть доказано данными биологии. В ожидании этого доказательства мы воспользовались плодами, которые философский способ, в том виде, как мы его осознаем, позволял нам считать настоящими. Тут мы находимся только в области возможного. Но мы не устанем повторять, что философская достоверность содержит различные степени, что она обращается Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава как к рассуждению, так и к интуиции, и если интуицию, опирающуюся на науку, можно продолжить, то это может быть выполнить только средством магической интуиции. В реальности только-только выставленные нами выводы естественным, хотя и не фатальным образом дополняют выводы наших прошлых работ. Творческая энергия, являющаяся любовью и желающая извлечь из самой Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава себя существа, достойные быть возлюбленными, может распространять, таким макаром, миры, материальность которых, будучи обратной божественной духовности, просто выражает различие меж тем, что создано, и тем, что творит, меж находящимися рядом вместе нотками симфонии и неразделимой эмоцией, которая извергла их из себя. В каждом из этих миров актуальный порыв и Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава сырая материя оказываются 2-мя дополняющими друг дружку качествами творения; при всем этом жизнь должна материи, через которую она проходит, своим разделением на разные существа, а силы, которые она внутри себя несет, остаются слитыми воедино в той мере, в какой это позволяет пространственный нрав обнаруживающей их материи. Это Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава взаимопроникновение не было может быть на нашей планетке; все принуждает мыслить, что материя, оказавшаяся тут дополненной жизнью, была малопригодна для того, чтоб содействовать ее порыву. Начальный импульс потому вызвал расходящиеся полосы эволюционного прогресса, заместо того чтоб оставаться неразделенным до конца. Даже на полосы, на которой прошла база этого импульса, он Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава в конце концов исчерпал себя либо, поточнее, движение, бывшее сначала прямолинейным, перевоплотился в кругообразное. Население земли, находящееся в последней точке этой полосы, крутится в этом кругу. Такой был наш вывод. Чтоб не дополнять его случайными допущениями, мы должны были просто последовать методом, обозначенным мистиком. Актуальный поток, проходящий через Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава материю и, непременно, составляющий смысл ее существования, мы рассматривали просто как данное. Относительно населения земли, находящегося в последней точке головного направления, мы не задавались вопросом, существует ли у него другая цель, кроме него самого. Магическая интуиция ставит оба эти вопроса, сразу отвечая на их. К существованию были призваны существа Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава, предназначенные обожать и быть возлюбленными, так как творческая энергия должна была определяться любовью. Хорошие от Бога, являющегося самой этой энергией, они могли показаться только во Вселенной, и потому появилась Вселенная. В той частичке Вселенной, которой является наша планетка, возможно во всей нашей планетарной системе, подобные существа, чтоб появиться, должны были составить Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава био вид, и этот вид определил появление бессчетного огромного количества других, которые явились его подготовкой, поддержкой либо остатком. Может быть, в других местах есть только конструктивно хорошие друг от друга индивиды, если представить, что они также многочисленны и также смертны; может быть также, они были образованы Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава в таком случае сходу и стопроцентно. На земле, во всяком случае, вид, составляющий смысл существования всех других видов, только отчасти является самим собой. Он и не помышлял бы о том, чтоб полностью стать самим собой, если б неким его представителям не удалось, средством личного усилия, прибавившегося к общей работе жизни, сломать Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава сопротивление, оказываемое орудием, одержать верх над материальностью — словом, отыскать Бога. Эти люди — мистики. Они открыли путь, по которому сумеют пойти другие люди. Они тем указали философу, откуда и куда движется жизнь.

откуда и куда движется жизнь. Люди безустанно повторяют, что человек не достаточно что означает на земле Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава, а земля — во Вселенной. Все же даже своим телом человек занимает далековато не настолько ничтожное место, которое ему обычно отводят и которого удостоил его сам Паскаль, когда сводил «мыслящий тростник» вещественно только к тростнику и менее того. Ведь если наше тело — к которой прилагается наше сознание, оно соразмерно нашему Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава сознанию, оно содержит в себе все, что мы воспринимаем, оно доходит до самых звезд. Но это большущее тело безпрерывно меняется, и время от времени конструктивно, из-за мельчайшего смещения той части себя самого, которая занимает его центр и помещается в малозначительном пространстве. Это внутреннее и центральное, относительно постоянное тело всегда Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава находится. Оно не только лишь находится, да и действует: конкретно благодаря ему и только благодаря ему мы можем двигать другими частями огромного тела. А так как действие — это то, что принимается в расчет, так как считаеисяу что мы находимся там, где мы действуем, мы привыкли заключать сознание в маленькое тело и Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава игнорировать тело большущее. В этом мы будто бы находим поддержку науки, которая считает наружное восприятие эпифеноменом соответственных ему внутримозговых процессов; все, что мы воспринимаем из огромного тела, стало быть, оказывается только призраком, спроецированным вовне наименьшим телом. Мы проявили уже иллюзию, заключенную в этой метафизике[70]. Если поверхность нашего Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава очень малого организованного тела (организованного конкретно с целью конкретного деяния) — это место наших реальных теперешних действий, то наше величайшее неорганическое тело — это место наших возможных и на теоретическом уровне вероятных действий; так как перцептивные центры мозга освещают и подготавливают эти потенциальные деяния и снутри намечают их план, то все происходит Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава так, будто бы наши наружные восприятия были, сконструированы нашим мозгом и спроецированы им в место. Но поистине совсем другое, и мы реально находимся во всем, что мы воспринимаем, хотя и такими частями самих себя, которые безпрерывно изменяются и в каких помещаются только потенциально вероятные деяния. Поглядим на вещи под Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава этим углом зрения, и мы не станем больше гласить даже о нашем теле, что оно затерялось в обширном пространстве Вселенной.

Правда, когда молвят о малости человека и величии Вселенной, то имеют в виду сложность последней, во всяком случае, в той же мере, что и ее величину. Личность производит воспоминание Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава обычного существа; вещественный мир собственной сложностью кидает вызов самому смелому воображению: мелкая частичка материи сама по для себя уже целый мир. Как можем мы в таком случае представить, что последний существует только ради личности? Но не будем пугаться подобного вывода. Когда мы оказываемся перед частями чего-нибудь, перечисление которых Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава может длиться до бесконечности, целое, может быть, просто, и дело в том, что мы смотрим на него с неудачной позиции. Передвиньте руку из одной точки в другую: вам, воспринимающих процесс изнутри, это будет неразделимый жест. Но я, воспринимающий его снаружи и фиксирующий свое внимание на пройденной рукою полосы, я говорю Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава для себя, что поначалу было надо преодолеть первую половину расстояния, потом половину другой половины, потом половину остающейся части и т.д.; я мог бы продолжать в течение млрд веков и никогда бы не мог вполне перечислить все акты, на которые в моих очах разлагается движение, ощущаемое вами как неразделимое Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава. Так и деяние, порождающее человечий род либо, обширнее, объекты любви, для Творца полностью могут добиваться критерий, требующих других критерий, которые поочередно манят их за собой до бесконечности. Нереально без головокружения мыслить об этом бессчетном огромном количестве; но оно составляет только изнанку неделимости. Правда, нескончаемо множественные акты Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава, на которые мы разлагаем жест руки, являются чисто вероятными, нужно детерминированными в собственной способности реальностью жеста, тогда как составные части Вселенной и части этих частей — это действительности; когда они являются живыми, они владеют самопроизвольностью, которая может доходить до свободной деятельности. Потому мы не утверждаем, что отношение сложного к обычному одно Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава и то же в обоих случаях. Мы желали только показать этим сопоставлением, что сложность, даже бескрайняя, не является признаком значимости и что существование обычного может добиваться критерий, сцепление которых нескончаемо.

Такой наш вывод. Так как он приписывает такое принципиальное место человеку и такое значение жизни, он может показаться полностью жизнеутверждающим Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава. Сразу возникнет картина страданий, обхватывающих сферу жизни, начиная от низших степеней сознания до человека. Нам нет нужды особо отмечать, что посреди животных это страдание далековато не то, что задумываются; не доходя до теории животного-машины Декарта, можно представить, что боль существенно понижается у созданий, не владеющих активной памятью, не Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава продолжающих свое прошедшее в собственном реальном и не являющихся вполне личностями; их сознание сомнамбулическое по природе; ни наслаждения, ни мучения у их не имеют настолько глубочайшего и долгого резонанса, как у нас: разве мы считаем реальными мучения, испытанные нами во сне? И разве у самого человека физическое страдание не вызывается Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава нередко неосторожностью и легкомыслием, либо очень утонченными вкусами, либо искусственными потребностями? Что касается морального мучения, то оно по последней мере настолько же нередко причиняется по нашей вине, и в любом случае оно не было бы настолько острым, если б мы не перевозбуждали нашу эмоциональность до таковой степени, что она Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава становится болезненной; наше страдание нескончаемо длится и множится нашей рефлексией о нем.

Словом, было бы несложно добавить несколько параграфов к «Теодицее» Лейбница. Но у нас нет ни мельчайшего желания делать это. Философ может отыскивать наслаждение в том, чтоб предаваться спекуляциям такового рода в тишине собственного кабинета; но что Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава станет он мыслить об этом в присутствии мамы, увидевшей только-только погибель собственного малыша? Нет, страдание — это страшная действительность, и не выдерживает критики оптимизм, который, даже сводя зло к тому, чем оно вправду является, определяет его a priori как меньшее добро. Но существует эмпирический оптимизм, который состоит Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава просто в констатации 2-ух фактов: во-1-х, население земли считает жизнь в целом благом, так как оно ею дорожит; во-2-х, существует светлая удовлетворенность, находящаяся на той стороне наслаждения и мучения, которая представляет собой конечное состояние магической души. В этом двойственном смысле и с этой двойственной точки зрения оптимизм принуждает Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава признать себя, не требуя от философа, чтоб он отстаивал дело Бога. Могут сказать, что если жизнь и является благом в целом, то все- таки без мучения она была бы наилучшей, и что Бог любви не мог вожделеть мучения. Но ничто не обосновывает, что страдание было результатом желания. Мы Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава отмечали, что то, что с одной стороны представляется как большущая множественность вещей, в множестве которых вправду есть страдание, может с другой стороны представляться как неразделимый акт, так что убить одну часть — означает убить целое. Могут в таком случае сделать возражение, что целое могло бы быть другим, таким, чтоб страдание Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава не составляло его часть; что, как следует, жизнь, даже если она благо, могла бы быть наилучшей. Отсюда могут заключить, что если вправду существует первооснова и если эта первооснова есть любовь, то она не все может, стало быть, она не есть Бог. Но конкретно в этом и состоит вопрос. Что Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава по правде значит «всемогущество»? Мы проявили, что мысль «ничего» — это нечто схожее идее круглого квадрата, что она исчезает при анализе, оставляя после себя одно только слово, в конце концов, что это псевдоидея. Не так же ли точно обстоит дело с мыслью «всего», если стремиться обозначить этим словом не только Заключительные замечания. Механика и мистика 16 глава лишь совокупную целостность реального, но также и целостность вероятного? В последнем случае, я представляю для себя нечто, когда мне молвят о целостности имеющегося, но в целостности несуществующего я вижу только соединение слов.


zakon-eksportacii-importacii.html
zakon-elektromagnitnoj-indukcii.html
zakon-fehnera.html