Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава

Есть также, как мы произнесли, случаи, когда незнание сопровождается омерзением к какому-либо усилию. Таковы случаи, которые Леви- Брюль расположил под рубрикой «неблагодарность больных»[38]. Первобытные люди, которые лечились у европейских докторов, не испытывали к ним никакой благодарности; более того, они ожидали от доктора вознаграждения, будто бы это они оказывали услугу Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава. Но, не имея никакого представления о нашей медицине, не зная, что такое наука в купе с искусством, видя к тому же, что доктор далековато не всегда лечит собственного хворого, в конце концов, следя, как он растрачивает свое время и усилия, как могут они не сказать для себя, что у доктора Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава есть какой- то неизвестный им алчный энтузиазм делать то, что он делает? Почему же, заместо того чтоб работать над выходом из состояния незнания, не принять им совсем естественно истолкования, которое поначалу им приходит в голову и из которого они могут извлечь выгоду? Я спрашиваю это у создателя «Первобытного мышления», и Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава в моем сознании появляется одно дальнее воспоминание, которое, вобщем, ненамного старше нашей древней дружбы. Я был тогда ребенком, и у меня были нехорошие зубы. Приходилось время от времени водить меня к стоматологу, который сразу люто расправлялся с виноватым зубом; он свирепо его вырывал. Меж нами говоря, это Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава не причиняло мне сильной боли, потому что это были зубы, которые выпали бы сами собой; но еще не успев сесть в откидывающееся кресло, я уже издавал ужасные клики, из принципа. Мои предки в конце концов отыскали средство вынудить меня умолкнуть. В стакан, служивший для споласкивания рта после операции (асептика в Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава те очень дальние времена была неведома), стоматолог с шумом кидал монету в 50 сантимов, покупательная способность которой равнялась тогда 10 леденцам. Мне было тогда лет 6 либо семь, и я был не глупее других. Я был, естественно, в состоянии додуматься, что меж стоматологом и моими родителями существует сговор с целью приобрести Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава мое молчание и что этот сговор вокруг меня затеян для моего же блага. Но нужно было легкое усилие мысли, а я предпочитал его не делать, возможно, из-за лени, может быть также, чтоб не изменять позицию по отношению к человеку, против которого — на данный момент об этом можно сказать Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава — я имел зуб. Я просто не думал об этом, и очень ясное представление о том, как я должен вести себя у стоматолога, тогда сложилось само собой. Было совсем разумеется, что это человек, для которого наибольшим наслаждением было вырывать зубы, и он готов был даже платить за это сумму в 50 сантимов Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава.

Мы закрываем тут скобку и подводим результат. У истоков только-только рассмотренных нами верований мы нашли защитную реакцию природы против гнетущего состояния, источник которого в уме. Эта реакция порождает снутри самого разума образы и идеи, которые противодействуют угнетающему представлению либо мешают ему проявиться. Появляются сути, которым не нужно обязательно Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава быть личностями полностью: им довольно иметь намерения либо даже совпадать с ними. Верование, таким макаром, значит доверие: его первоисточник — не ужас, а застрахованность от испуга. А с другой стороны, верование поначалу не непременно выбирает в качестве объекта личность; ему довольно частичного антропоморфизма. Таковы два момента, поражающие нас Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава, когда мы рассматриваем естественную позицию человека в отношении грядущего, о котором он задумывается уже благодаря тому, что наделен мозгом, и о котором он беспокоился бы из-за его непредвидимости, если б ограничивался представлением, даваемым ему незапятнанным мозгом. Но такие же два утверждения могут быть выдвинуты в случаях, когда идет Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава речь уже не о будущем, а о реальном, когда человек — игрушка в руках сил, очень превосходящих его свою. К ним относятся величавые разрушения, землетрясения, наводнения, ураганы. Уже издавна существует теория, выводящая религию из ужаса, который в схожих случаях нам внушает природа: Primus in orbe deos fecit timor[39]. Возможно, отбрасывая ее Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава полностью, мы зашли очень далековато: эмоция человека перед лицом природы непременно имеет какое-то значение в происхождении религий. Но, подчеркнем снова, религия не столько происходит от испуга, сколько является реакцией против ужаса, и она не сразу становится верой в богов. Будет небесполезно произвести тут двойную проверку. Она не только лишь Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава подтвердит наш предшествующий анализ; она позволит нам поближе подступиться к этим сущностям, о которых мы произнесли, что они сопричастны личности, не будучи еще личностями. Мифологические боги сумеют из их произойти; они будут получены методом обогащающего развития. Но из их же, обедняя их, можно извлечь также ту безличную Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава силу, которую первобытные люди, как нам молвят, кладут в базу вещей. Итак, последуем нашему обыкновенному способу. Спросим наше собственное сознание, освобожденное от обретенного, возвращенное к собственной начальной простоте, как оно ответит на злость природы. Самонаблюдение в этом случае очень проблемно из-за внезапности суровых происшествий; к тому же случаи, когда Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава можно углубленно произвести его, редки. Но некие давнешние воспоминания, о которых мы сохранили только смутное воспоминание и которые стали уже неполными и расплывчатыми, может быть, станут более четкими и выпуклыми, если мы дополним их наблюдением, изготовленным мастером психической науки. Уильям Джемс находился в Калифорнии во время страшного землетрясения в апреле 1906 года Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава, которое разрушило часть Сан- Франциско. Вот очень неидеальный перевод воистину непереводимых страничек, которые он написал по этому поводу.

«Когда в декабре я уезжал из Гарварда в Стэнфордский институт, последнее либо практически последнее «до свиданья» принадлежало моему старенькому другу Б., калифорнийцу. «Я надеюсь, — произнес он мне, — что во время вашего Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава пребывания там они еще предоставят вам незначительно землетрясения, с тем чтоб вы могли познакомиться с этим совсем типичным калифорнийским институтом».

Потому, когда, еще лежа, но уже проснувшись около половины шестого утра 18 апреля в моем небольшом домике в институтском городе Стэнфорде, я увидел, что моя кровать начинает раскачиваться, моим Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава первым чувством было то, что я с радостью вызнал значение этого движения. «Постой, постой! — произнес я для себя, — ведь это то самое старина-землетрясение, о котором гласил Б. Оно все-же вышло?» Потом, так как толчки происходили crescendo: «Вот те на, как землетрясение оно ведет себя отлично Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава!..»

Все событие продолжалось не больше 48 секунд, как сказала нам позже Ликская обсерватория. Это приблизительно столько, сколько и мне показалось; другие посчитали этот временной просвет более долгим. В моем случае чувство и эмоция были так сильными, что сумело удержаться только малость мысли, и никакой рефлексии, никакого проявления воли не было Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава в тот небольшой просвет времени, который заняло это событие.

Моя эмоция полностью состояла из веселья и восхищения: веселья перед лицом актуальной силы, которую может получить абстрактная мысль, незапятнанная словесная композиция вроде «землетрясения», как она выражается в чувственной действительности и становится объектом определенной проверки; восхищения перед лицом того факта, что хрупкий небольшой домик Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава из дерева может держаться невзирая на такое сотрясение. Ни тени ужаса; просто чрезвычайное наслаждение и пожелание благополучного прибытия.

Я практически орал: «Ну давай же! Давай сильней!»

Как я сумел начать мыслить, я ретроспективно выделил некие совсем особенные свойства в приеме, оказанном моим сознанием отмеченному явлению. Это было нечто Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава спонтанное и, так сказать, неминуемое и неодолимое.

Сначала я персонифицировал землетрясение в качестве неизменной и персональной сути. Это было конкретно то землетрясение, которое предсказал мой друг Б., землетрясение, которое сохраняло спокойствие, сдерживалось все эти месяцы со времени моего отъезда с тем, чтоб в конце концов в это памятное Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава апрельское утро тем паче энергично и победоносно завладеть моей комнатой и основаться в ней. Более того, конкретно ко мне оно пришло прямым ходом. Оно проскользнуло вовнутрь комнаты, за мою спину; и, оказавшись в комнате, оно добралось конкретно до меня 1-го, имея, таким макаром, возможность внушительно себя найти. Никогда воодушевление и намерение Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава не присутствовали более очевидно в людской деятельности. Никогда также людская деятельность не заставляла узреть более ясно сзади себя живое действующее лицо в качестве собственного источника и первоначала.

Все, кого я расспрашивал об этом, были, вобщем, едины относительно этой стороны пережитого ими опыта: «Оно выражало намерение», «Оно было порочным», «Оно Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава вбило для себя в голову все разрушить», «Оно желало показать свою силу» и т. д. и т. п. Мне же оно желало просто показать полное значение собственного имени. Но кто было это «оно»? Для неких, возможно, неопределенная демоническая сила. Для меня — индивидуализированное существо, землетрясение, принадлежащее Б.

Из числа тех Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава, кто сказал мне о собственных впечатлениях, одна дама поверила в конец света, в начало Ужасного суда. Эта дама жила в отеле Сан-Франциско; идея о землетрясении пришла к ней только тогда, когда она очутилась на улице и услышала это разъяснение. Она произнесла мне, что ее теологическое толкование Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава защитило ее от испуга и посодействовало ей воспринять толчки расслабленно.

Для «науки», когда напряжение земной коры добивается точки разрыва и пласты подвергаются изменению равновесия, землетрясение — это просто общее имя для всех тресков, всех толчков, всех потрясений, которые происходят. Они являются землетрясением. Но для меня землетрясение было как раз предпосылкой потрясений, и Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава восприятие этого землетрясения как живого действующего лица было неодолимым. Оно обладало драматической и всепобеждающей силой убеждения.

Я сейчас лучше вижу, как неминуемы были античные мифологические истолкования катастроф такового рода и как искусственны, как обратны нашему спонтанному восприятию позднейшие привычки, которые наука внушила нам средством воспитания. Необразованным Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава сознаниям было просто нереально воспринять воспоминание от землетрясения по другому, ежели как сверхъестественные предостережения либо санкции»-.[40]

Мы замечаем сначала, что Джемс гласит о землетрясении как об «индивидуализированном существе»; он констатирует, что «персонифицировал землетрясение в качестве неизменной и персональной сущности». Но он не гласит, что это была полная личность (бог либо бес), способная Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава к разным действиям, личным проявлением которой было землетрясение. Напротив, суть, о которой речь идет, есть явление само по себе, рассматриваемое как неизменное; ее проявление обнаруживает для нас ее базу; ее единственная функция заключается в том, чтоб быть землетрясением; там есть душа, но она есть воодушевление акта ее намерением[41]. Если Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава создатель гласит нам, что никогда «человеческая деятельность не заставляла узреть более ясно сзади себя живое действующее лицо», он предполагает под этим, что намерение и «одушевление», по-видимому, принадлежат землетрясению, как принадлежат живому действующему лицу, расположенному за ними, акты, которые это лицо совершает. Но то, что живое действующее лицо тут Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава — это само землетрясение, что у него нет другой деятельности, нет другого характеристики, что то, что оно есть, совпадает, как следует, с тем, что оно делает, — об этом свидетельствует весь рассказ. Суть такового рода, бытие которой составляет единое целое с кажимостью, которая соединяется с определенным актом и Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава намерение которой имманентно присуще самому этому акту, будучи только его планом и осознанным значением, — это конкретно то, что мы окрестили элементом личности.

Остается и другой момент, которому нельзя не поразиться. Землетрясение в Сан-Франциско было суровой катастрофой. Но Джемсу, внезапно оказавшемуся перед лицом угрозы, оно представилось в виде какого-то Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава добряка, позволившего отнестись к нему по-свойски. «Постой, постой! Ведь это то самое старина-землетрясение». Схожим было и воспоминание других присутствовавших. Землетрясение было «порочным»; у него был собственный план, «оно вбило для себя в голову все разрушить». Так молвят о каком-нибудь проказнике, с которым не непременно разрывают всякие дела Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава. Ужас парализующий — это тот, который рождается из мысли, что ужасные и слепые силы готовы безотчетно стереть нас в порошок. Конкретно так вещественный мир представляется чистому разуму. Научная концепция землетрясения, о которой упоминает Джемс в последних строчках, будет самой небезопасной из всех до того времени, пока наука, несущая нам ясное Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава видение угрозы, не даст нам какого-либо средства избежать ее. Против этой научной концепции и, обширнее, против интеллектуального представления, которое она только-только уточнила, появляется защитная реакция перед лицом суровой и внезапной угрозы. Потрясения, с которыми мы сталкиваемся и каждое из которых является чисто механическим, складываются в Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава Событие, схожее на кого-либо, кто может быть негодяем, но все же принадлежит, так сказать, нашему миру. Оно не чужое для нас. Известные товарищеские дела меж ним и нами вероятны. Этого довольно, чтоб рассеять ужас либо, поточнее, не дать ему родиться. В целом ужас полезен, как и все другие чувства. Животное, не Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава подверженное ужасу, не могло бы ни бежать, ни спрятаться; оно стремительно погибло бы в борьбе за существование. Потому наличие такового чувства, как ужас, объяснимо. Понятно также, что ужас соразмерен серьезности угрозы. Но это чувство, которое сдерживает, отклоняет, возвращает; оно является в большей степени тормозящим. Когда опасность Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава носит чрезвычайный нрав, когда ужас добивается последнего предела и становится парализующим, защитная реакция природы направляется против эмоции, которая также является природной. Наша способность ощущать не могла, очевидно, поменяться, она остается той же, что и была; но разум, под напором инстинкта, конвертирует для нее ситуацию. Он порождает образ, который успокаивает. Он присваивает Событию Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава целостность и особенность, делающие из него существо, может быть, хитрое либо злое, но близкое нам, наделенное чем- то публичным и человечьим.

Я прошу читателя обратиться с вопросами к своим мемуарам. Либо я очень ошибаюсь, либо они подтвердят анализ Джемса. Я, во всяком случае, позволю для себя привести Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава одно либо два моих мемуары. 1-ое всходит к очень дальним временам, так как я был совершенно молод и занимался спортом, в особенности верховой ездой. И вот в один красивый денек, встретившись в пути с умопомрачительным явлением, каковым был тогда велосипедист, восседавший на высочайшем велике, лошадка, на которой я ехал Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава верхом, ужаснулась и понесла. То, что такое может случиться, что в схожих случаях нужно делать определенные вещи либо по последней мере попробовать, я знал, как и все, кто посещал манеж. Но возможность такового варианта всегда представлялась моему сознанию только в абстрактной форме. То, что этот случай может вправду произойти в Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава определенной точке места и времени, что он произойдет конкретно со мной, а не с другим, все это, казалось мне, заключает внутри себя предпочтение, отданное моей персоне. Кто же меня избрал? Это была не лошадка. Это не было полное существо, каким бы оно ни было, хорошим либо злым гением. Это было Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава событие само по себе, индивидум, не имевший принадлежащего ему тела, потому что он был только синтезом событий, но у него была своя очень простая душа, которая чуть отличалась от намерения, по-видимому проявляемого обстоятельствами. Он с издевкой следовал за мной в моей хаотичной гонке, чтоб узреть, как Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава я выпутаюсь. И у меня не было другой заботы, не считая как показать ему, что я умею. Если я не испытал никакого ужаса, то как раз поэтому, что был поглощен этой заботой; может быть также, поэтому, что коварство моего необычного спутника не исключало некого благодушия. Я нередко задумывался об этом Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава небольшом происшествии и произнес для себя, что природа не могла бы придумать другого психического механизма, если она желала, одарив нас ужасом как полезной эмоцией, защищать нас от него в тех случаях, когда мы должны лучше действовать, а не предоставлять событиям развиваться своим ходом.

Я привел на данный Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава момент один пример, в каком более поразительное — это нрав «доброго малого» у небезопасного Варианта. А вот другой случай, может быть более рельефно выражающий его целостность, его особенность, четкость, с которой он выделяется в непрерывном течении действительности. Еще ребенком, в 1871 году, тотчас после войны, я, как и многие представители моего поколения, считал Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава новейшую войну вроде бы непредотвратимой в течение 12-ти — пятнадцати следующих лет. Потом эта война казалась нам сразу возможной и неосуществимой; это была непростая и противоречивая мысль, сохранившаяся прямо до фатальной даты. Она не порождала, вобщем, в нашем сознании никакого вида, кроме собственного словесного выражения. Она сохранила собственный Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава абстрактный нрав прямо до катастрофических часов, когда конфликт показался вроде бы неминуемым, до последнего момента, когда возлагали надежды вопреки всякой надежде. Но когда 4 августа 1914 года, развернув номер «Матен», я прочел написанные большими знаками слова «Германия заявляет войну Франции», у меня появилось неожиданное чувство невидимого присутствия, которое все прошедшее подготовило и Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава объявило, подобно тени, идущей впереди тела, которое ее отбрасывает. Это было так, как если б персонаж легенды, убежав из книжки, где рассказана его история, расслабленно основался в комнате. По правде говоря, я не имел дела с полным персонажем. Из него имелось только то, что было нужно для получения некого результата. Он Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава ожидал собственного часа; и, не церемонясь, по-свойски, сел на свое место. Конкретно для того, чтоб вторгнуться в это время в этом месте, он неявно вмешивался во всю мою историю. Конкретно на написание этой картины: комнаты совместно с обстановкой, газеты, развернутой на столе, меня, стоящего перед ним Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава, Действия, пропитывающего все своим присутствием, — были ориентированы 40 три года смутной волнения. Невзирая на мое потрясение и на то, что война, даже победоносная, показалась мне катастрофой, я испытал то, о чем гласит Джемс, — чувство восхищения перед легкостью, с которой произошел переход от абстрактного к определенному: кто бы поверил, что настолько страшная возможность Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава сумеет выполнить свое вхождение в действительность со настолько малозначительными трудностями? Это воспоминание простоты властвовало над всем. Размышляя об этом, мы замечаем, что если природа желала противопоставить ужасу защитную реакцию, предупредить паралич воли перед лицом чрезвычайно интеллектуального представления о катаклизме с нескончаемыми последствиями, то она должна была как раз Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава сделать меж нами и облегченным событием, преобразованным в простую личность, те товарищеские дела, которые присваивают нам непринужденность, снимают с нас напряжение и побуждают нас просто делать собственный долг.

Нужно попытаться изучить эти ускользающие воспоминания, сразу затмеваемые рефлексией, если мы желаем найти нечто из того, что могли испытывать наши дальние Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава праотцы. Это делали бы не колеблясь, если б не глубоко укорененный предрассудок, согласно которому умственные и моральные заслуги населения земли, внедряясь в вещественную базу личных организмов, передавались наследным образом. Мы рождались бы, таким макаром, совсем хорошими от наших протцов. Но наследственность не обладает этим свойством. Она не может преобразовывать Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава в естественные склонности привычки, усваиваемые от поколения к поколению. Бели она и имела какую-то власть над привычкой, то совсем малозначительную, в виде случайности либо исключения; непременно, что она не имеет ее совершенно. Естественное потому сейчас есть то, чем оно было всегда. Правда, все происходит так, будто бы оно поменялось Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава, так как все обретенное из цивилизации его кутает, и общество сформировывает индивидов средством воспитания, которое происходит безпрерывно, начиная с их рождения. Но как неожиданное изменение обездвиживает эту внешную деятельность, как свет, при котором она осуществлялась, на мгновение погаснет, так тотчас же естественное вновь возникает, подобно негаснущей звезде Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава в ночи. Психолог, желающий дойти до первобытного человека, должен на уровне мыслей перенестись к этим необыкновенным опытам. Он не по- теряет из-за этого свою путеводную нить, он не забудет, что природа утилитарна и что нет такового инстинкта, который не имел бы свою функцию; инстинкты, которые можно именовать умственными, являются Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава защитными реакциями против того, что преувеличенно и приемущественно заблаговременно умно в уме. Но оба способа окажут друг дружке обоюдную поддержку: один будет нужен в большей степени для исследования, другой — для проверки. Обычно нас от их отталкивает спесь, двойственная спесь. Мы желаем, чтоб человек рождался более высочайшим существом, чем Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава он был когда-то. Будто бы настоящая награда не заключается в усилии! Будто бы био вид, каждый представитель которого должен возвыситься над самим собой методом старательного усвоения всего прошедшего, не обладает по последней мере таковой же ценностью, как вид, в каком каждое поколение полностью возносилось бы над прошлыми благодаря автоматическому действию Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава наследственности! Но еще есть и другая спесь, спесь разума, который не вожделеет признавать свою первоначальную зависимость от био потребностей. Ни клеточку, ни ткань, ни орган не станут учить, не интересуясь их функцией; даже в области самой психологии не считали бы себя свободными от воззвания к инстинкту, если б его Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава не сводили к некий потребности вида; но как доходят до разума, прощай природа! Прощай жизнь! Мозг оказывается тем, что он есть, *ни зачем, для обычного удовольствия». Будто бы поначалу он также не отвечал актуальным требованиям! Его начальная роль состоит в решении заморочек, подобных тем, которые решает Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава инстинкт, правда, очень хорошим способом, который обеспечивает прогресс и не может применяться без на теоретическом уровне полной независимости по отношению к природе. Но эта независимость ограничена практически: она прекращается ровно тогда, когда мозг пробует идти против собственной цели, ущемляя актуальный инте- pec. Разум, стало быть, обязательно находится под надзором инстинкта Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава либо, поточнее, жизни, общего источника инстинкта и мозга. Ничего другого мы не желаем сказать, когда говорим об умственных инстинктах: идет речь о представлениях, образованных разумом естественным образом, чтоб застраховать себя средством неких убеждений от неких угроз зания. Таковы, стало быть, тенденции, таковы также опыты, которые психология должна принять во внимание, если Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава она вожделеет дойти до истоков.

Исследование нецивилизованных людей оказывается все же ценным. Мы гласили об этом и повторяем вновь: они так же далеки от истоков, как мы, но они меньше изобрели. Они должны были потому быстрее использовать уже имеющееся, гиперболизировать, пародировать, в конце концов, деформировать, чем Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава конструктивно трансформировать. Вобщем, идет ли речь о трансформации либо деформации, начальная форма сохраняется, просто покрытая слоем обретенных познаний и опыта; в обоих случаях, как следует, психологу, желающему найти истоки, предстоит приложить усилие 1-го и такого же рода. Но путь, который предстоит сделать, во 2-м случае может быть наименее длинноватым, чем Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава в первом. Так произойдет в особенности там, где будут обнаружены схожие верования у народностей, которые не могли разговаривать меж собой. Эти верования не непременно являются первобытными, но есть возможность, что они появились прямо из одной из основополагающих тенденций, которые усилие интроспекции позволяет нам найти в самих для себя. Они сумеют Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава, таким макаром, направлять нас на путь такового открытия и управлять внутренним наблюдением, которое послужит потом их разъяснению.

Вернемся все таки к суждениям, касающимся способа, если мы не желаем заплутаться в нашем исследовании. На поворотном пт, к которому мы пришли, мы в особенности в их нуждаемся. Ведь воистину идет Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава речь ни мало ни много, как о реакции человека на его восприятие вещей, событий, всей Вселенной. То, что мозг сотворен для того, чтоб использовать материю, властвовать над вещами, подчинять для себя действия, не вызывает колебаний. Более достоверно и то, что его сила прямо пропорциональна его науке. Но эта наука Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава поначалу очень ограничена; малозначительна толика механизма Вселенной, которую она обхватывает, места и времени, которые она для себя подчиняет. Что все-таки наука сделает с остальной частью? Будучи предоставлена самой для себя, она просто констатировала бы свое незнание; человек ощутил бы себя заблудившимся в громадности сущего. Но инстинкт не Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава спит. К фактически научному занию, провождающему технику либо заключенному в ней, он добавляет во всем, что ускользает от нашего воздействия, веру в силы, которые принимают во внимание человека. Таким макаром, Вселенная населяется намерениями, вобщем, мимолетными и изменчивыми; к чистому механизму относится только зона, снутри которой мы действуем механически. Эта зона расширяется по Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава мере того, как наша цивилизация движется вперед; вся Вселенная полностью в конце концов воспринимает форму механизма в очах разума, совершенно представляющего для себя завершенную науку. Мы находимся в этой зоне, и нам нужно сейчас массивное интроспективное усилие, чтоб найти начальные верования, которые наша наука покрывает всем, что она знает Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава, и всем, что она уповает выяснить. Но как мы к ним обращаемся, мы лицезреем, что они объясняются совместным действием разума и инстинкта, что они должны были отвечать актуальному энтузиазму. Изучая нецивилизованных людей, мы проверяем тогда то, что мы следили в самих для себя; но вера тут Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава раздута, гиперболизирована, размножена: заместо того чтоб отступать перед прогрессом науки, как это вышло у цивилизованного человека, она захватывает зону, отведенную для механической деятельности, и прибавляется к деятельности, которая должна была бы ее исключать. Мы касаемся тут существенного вопроса. Было сказано, что религия началась с магии. В магии лицезрели также Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава прелюдию к науке. Если ограничиваться психическим подходом, которым мы только-только воспользовались, если восстанавливать интроспективным усилием естественную реакцию человека на его восприятие вещей, то мы найдем, что мистика и религия содержат внутри себя друг дружку, а меж мистикой и наукой нет ничего общего.

По правде, мы только-только лицезрели, что Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава первобытный мозг в собственном опытнейшем нюансе состоит из 2-ух частей. Существует, с одной стороны, то, что повинуется воздействию руки и орудия, то, что можно предугадать, то, в чем есть уверенность; эта часть Вселенной постигается на физическом уровне, а с течением времени — и математически; она выступает как ряд обстоятельств и Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава следствий либо, во всяком случае, она трактуется как такая. Непринципиально, что это представление неотличимо, чуть осознанно; оно может не проясняться, но, чтоб выяснить, о чем разум укрыто мыслит, довольно поглядеть, что он делает. Существует, с другой стороны, часть опыта, над которой homo faber не ощущает уже никакой власти Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава. Эта часть трактуется уже не на физическом уровне, но морально. Не имея способности повлиять на нее, мы возлагаем надежды, что она будет действовать для нас. Природа, таким макаром, пропитывается тут человечностью. Но она будет это делать только при необходимости. Не владея могуществом, мы нуждаемся в доверии. Чтоб мы ощущали себя Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава непосредственно, нужно, чтоб событие, которое выделяется в наших очах в целостной действительности, казалось оживляемым некоторым намерением. Таким будет в реальности наше естественное и первоначальное убеждение. Но мы этим не ограничимся. Нам недостаточно ничего не страшиться, мы бы желали, кроме этого, на что-то надежды. Если событие не совершенно Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава бесчувственно, то не получится ли нам воздействовать на него? Не позволит ли оно себя уверить либо приневолить? Оно сумеет это сделать с трудом, если остается тем, что оно есть, преходящим намерением, рудиментарной душой; у него было бы недостаточно личности, чтоб исполнять наши желания, и очень много ее, чтоб находиться Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава посреди нас. Но наше сознание просто продвинет это событие в том либо ином направлении. Давление инстинкта в реальности породило снутри самого разума такую форму воображения, как мифотворческая функция. Последней довольно только самопроизвольного воплощения, чтоб создавать, при помощи сначало вырисовывающихся простых личностей, все более и поболее возвышенных богов, схожих мифологическим, либо все Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава более и поболее низших божеств, схожих обычным духам, либо даже чтоб порождать силы, которые сохранят от собственного психического источника только одно свойство: не быть чисто механическими и уступать нашим желаниям, подчиняться нашей воле. 1-ое и 2-ое направления — это направления религии, третье — магии. Начнем с последней.

Много говорилось о Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава понятии мана, на которое некогда было обозначено Кодрингтоном в известной о её книжке о меланезийцах[42]и эквивалент, поточнее, аналог которого можно отыскать у многих других первобытных людей; таковы оренда у ирокезов, ваканда у сиу и др. Все эти слова обозначают силу, разлитую в природе, силу, от которой происходят если Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава не все вещи, то по последней мере некие из их. Отсюда только один шаг до догадки о первобытной философии, которая нашлась в людском духе, как он начал размышлять.

Некие и по правде представили, что мышление нецивилизованных людей преследовал смутный пантеизм. Но маловероятно, чтоб население земли начало со настолько Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава общих и абстрактных понятий. До того как философствовать, нужно жить. Ученые и философы очень нередко склонны мыслить, что мышление осуществляется у всех, как у их, просто для наслаждения. Правда состоит в том, что оно ориентировано на действие, и если у нецивилизованных людей вправду находится какая-то философия, то последняя должна быстрее Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава фактически исполняться, чем мыслиться; она заключена в целой совокупы нужных либо считающихся такими операций; она выделяется из их, она выражается средством слов — вобщем, обязательно туманных — только для удобства деяния. Юбер и Мосс в собственной очень увлекательной «Общей теории магии» выразительно проявили, что вера в магию неотделима от Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава концепции «маны»[43]. С их точки зрения, по-видимому, эта вера вытекает из этой концепции. Но не будет ли отношение быстрее оборотным? Нам кажется неправдоподобным, чтоб представление, соответственное таким словам, как «мана», «оренда» и т. п., сформировалось поначалу, а мистика произошла из него. Быстрее напротив, конкретно поэтому, что человек веровал Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава в магию, поэтому, что он практиковал ее, он представлял для себя вещи таким макаром; его мистика казалась успешной, и он ограничивался тем, что разъяснял либо, поточнее, выражал ее фуррор. Полностью понятно, что он к тому же тотчас вновь применил магию; здесь же он признал, что предел его обычного воздействия на Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава окружающий мир был стремительно достигнут, но не смирился с тем, чтоб не идти далее. Он продолжал, таким макаром, свою деятельность, а так как сама по для себя деятельность не достигала хотимого результата, потребовалось, чтоб за это взялась природа. Это могло произойти только при условии, что материя была в каком-то Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава смысле намагничена, что она сама собой оборотилась к человеку с тем, чтоб получать от него поручения, чтоб делать его приказания. Все же она оставалась подчиненной, как мы говорим сейчас, физическим законам; это было нужно, чтоб была возможность механически оказывать влияние на нее. Но кроме того она была пропитанностью, другими словами Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава заряжена силой, способной заходить в намерения человека. Этим расположением человек мог пользоваться с тем, чтоб продолжить свое воздействие за границы того, что обещали физические законы. В этом можно просто убедиться, если разглядеть волшебные приемы и концепции материи, средством которых смутно представляли для себя, что эти приемы Заключительные замечания. Механика и мистика 10 глава возможно окажутся успешными.


zakon-dolzhen-regulirovat-lish-finansovuyu-podderzhku-volonterov-i-ih-rabotu-v-chs-deputat.html
zakon-dzhoulya-lenca.html
zakon-edinstva-i-analiza-sinteza-v-organizacii-kursovaya-rabota.html